Ий филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования


Глава 1. Криминологические аспекты коррупции



бет2/8
Дата21.05.2022
өлшемі113,09 Kb.
#144356
1   2   3   4   5   6   7   8
Байланысты:
Глава 2 и 1

Глава 1. Криминологические аспекты коррупции

    1. Детерминанты коррупционной преступности


Законодатель дает понятие коррупционных преступлений в Федеральном законе от 25.12.2008 г. №273-ФЗ «О противодействии коррупции» [Федеральный закон №273]. Ст. 1 данного нормативного акта говорит о том, что коррупция – это злоупотребление должностным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческих подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг, имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами.
Возникновение коррупционной преступности связано не только с рядом причин, но и с условиями, которые способствуют существованию данного феномена. Говоря о причинности, следует отметить, что данный термин заключается в объективной, всеобщей порождающей связи между двумя родовыми явлениями: причиной и следствием. Явлению причинности свойственно развитие во времени, однако следует отметить, что причина возникает всегда раньше следствия. Цепь причина – следствие неразрывно связана с условиями, т.е. с совокупностью обстоятельств или явлений, которые обеспечивают определенный вариант дальнейшего развития. Взаимодействие причины, следствия и условий может быть реализовано на практике только при наличии достаточности последних и, если данное правило соблюдено, можно говорить о криминологических детерминантах - т.е. комплекс причин и условий, определяющих коррупционную преступность и способствующих ее возникновению [Кудрявцев, 2007, с. 123].
Детерминанты коррупционных преступлений принято делить на группы, каждая из которых связана с соответствующей сферой правоотношений. Л.А. Геляхова предлагает разделить факторы возникновения коррупционных преступлений на следующие группы: экономические, политические, правовые, социально – психологические и организационные [Геляхова, 2018, с. 3]. Рассмотрим каждую из указанных групп более подробно.
Говоря об экономических факторах, в первую очередь следует отметить нестабильность и слабость государственной экономики России. Эти и другие негативные явления описаны в Докладе об экономике России Всемирного Банка от 04 декабря 2019 года. Проведя необходимые исследования, данная международная организация пришла к выводу, что для экономики РФ характерен достаточно низкий уровень динамики экономического роста, а жесткая денежно – кредитная политика, которую избрало государство в условиях инфляции и неэффективной реализации национальных проектов оказало замедляющее воздействие на развитие экономики России в 2019 году. Кроме того, фактором, замедляющими экономику России стал ускоренный темп старения населения, а повышение пенсионного возраста пока не привело к торможению данного фактора [Доклад об экономике России, 2019, с. 14]. Следствием данных негативных экономических условий стал низкий уровень содержания государственных служащих, что служит основанием для поиска данной категории лиц дополнительного заработка, в том числе, незаконного, например, в виде получения взятки.
Еще одним негативным экономическим фактором является явное выделение в обществе такого сегмента, как «правящая элита», т.е. субъектов, уровень дохода которых в десятки раз превышает доходы остального населения. Данная категория лиц, имея в своем распоряжении большие финансовые активы, предпочитает часть из них вкладывать в коррупционные преступления, тем самым облегчая себе достижение необходимых целей. Расслоение общества на более и менее богатых субъектов характерно не только для современной России, еще Платон утверждал, что для устранения данного фактора преступности необходимо, чтобы законодатель установил пределы бедности и богатства [Платон, 1994]. Допустимой является ситуация, при которой имущество самых состоятельных лишь в четыре раза превышало бы «богатство» самых бедных.
К негативным экономическим факторам также можно отнести и несовершенство модели отечественной государственной службы.
А.В. Рассохин относит российскую модель государственной службы к закрытой [Рассохин, 2016]. Ее характерными чертами является многоуровневая организация системы гражданской службы с подробным нормативным регламентированием каждого из уровней, закрытая система подбора кадров на замещение вакантных должностей и достаточно сложная процедура увольнения государственных служащих. Изменение модели государственной службы на модель континентального образца (для которой характерна стабильность государственной службы, зависимость заработной платы от рабочих достижений и высокий социальный статус госслужащих) послужило бы причиной для увеличения социальных гарантий должностных лиц, поднятия уровня престижа работы в государственных органах и создания условий для более строго отбора лиц на замещение вакантных должностей. Данные изменения позволили бы минимизировать факты совершения коррупционных преступлений в силу достаточности дохода должностных лиц, а также опасений потерять вакантное рабочее место.
Далее рассмотрим политические факторы коррупционной преступности. Следует отметить, что политика управления государством и коррупционная преступность неразрывно связаны между собой, однако ошибочным является мнение, что борьба с коррупцией должна быть сосредоточена лишь в руках лиц, которые осуществляют управление государством. Минимизация уровня данного вида преступности возможна лишь при совместных усилиях органов государственной системы, общества и руководства государства. Следует отметить, что политика управления государством на практике достаточно тесно связана с феноменом коррупции, кроме того, коррупция очень часто может служить подобием «спускового крючка» для масштабных политических изменений в государстве. Иллюстрацией данного тезиса может послужить опыт Грузии, который представляет собой один из наиболее эффективных методов по борьбе с коррупционной преступностью.
В 2003 году Грузия занимала 133 место из 176 возможных в Индексе восприятия коррупции Transparency Int. [Индекс восприятия коррупции Трансперенси Интернешнл, 2005, с. 7].
Первым шагом стало принятие Президентом Грузии Михаилом Саакашвили Указа №550 от 24 июня 2005 года «Об утверждении национальной антикоррупционной стратегии» и Плана действий по реализации данной стратегии. Эффективное действие данных нормативно – правовых актов на практике, по мнению А.А. Иванова, основывается на взаимовыгодном сотрудничестве с гражданским обществом Грузии, а также с рядом международных организаций [Иванов, 2013, с. 5]. Стратегия по борьбе с коррупцией действительно стала национальной и инструменты в виде созданных нормативно – правовых актов успешно начали функционировать на практике, искореняя и предотвращая коррупционную преступность. Следует отметить, что указанные нормативные акты находились на постоянном контроле государства, изменяясь и дополняясь для более точного отражения действительности.
Правительство Грузии начало борьбу с коррупционной преступностью с определения наиболее «чувствительных зон», т.е. сфер, где уровень коррупции был наиболее высок. Далее были разработаны основные меры по борьбе с данным видом преступлений:
- повышение эффективности публичного сектора и искоренение коррупции;
- увеличение конкурентоспособности частного сектора и освобождение от коррупции;
- совершенствование деятельности органов судебной власти;
- совершенствование антикоррупционного законодательства;
- превенция коррупции;
- финансирование политических партий.
Следующим шагом на пути к очищению государства от коррупционной преступности стало создание специального органа, который аккумулировал бы все действия коррупционной направленности. Таким образом был создан Межведомственный совет по борьбе с коррупцией.
Следующим шагом стало создание специальных нормативно – правовых актов, регулирующих более узкие сферы государственного управления. Например, Закон «О патрульной полиции», который радикально изменял основы деятельности данного вида госслужащих. В ходе реформ также была образована Полицейская академия с несколькими направлениями, на которых подготавливались специалисты исключительная профессиональная направленность которых заключалась в борьбе с коррупционными преступлениями.
Результатом данных нововведений стала исключительная прозрачность государственных органов, антикоррупционная политика Грузии коснулась также и уголовного и уголовно – процессуального кодексов. Ужесточились наказания, связанные со взяточничеством и смежными с ним составами. Расширился субъектный состав общественно опасных деяний, связанных со взяточничеством, введен институт конфискации за совершение коррупционных преступлений.
Антикоррупционная политика в Грузии имела успех даже на фоне особенностей грузинского менталитета. Так, криминолог М.В. Карасев писал, что население Грузии автоматически противодействуют закону в любой его форме [Карасев, 2010, с. 54]. Однако антикоррупционные реформы успешно справились с обстоятельствами, препятствующими их применению и в итоге в 2019 году Грузия заняла 42 место по данным индекса восприятия коррупции.
Рассмотрев данный пример можно сделать вывод о том, как особенности государственного и политического устройства связаны с успешностью проведения антикоррупционной политики. Хотелось бы также отметить, что политические факторы коррупции неразрывно связаны и с понятием гражданского общества, а также уровнем его правовой культуры и общего понимания происходящего в государстве. Термин гражданского общества неразрывно связан с термином демократии, и, как следствие, с объемом общественно – политических свобод. Д. Трейсмен, например, утверждает, что существует закономерность между уровнем демократии в государстве и уровнем его подверженности коррупции [Трейсмен, 2017, с. 86]. Данная закономерность заключается в следующем: чем большим историческим опытом демократии обладает государство, тем ниже в нем уровень коррупции. Это связано, в первую очередь, с объемом общественно – политических свобод, которые значительно повышают возможность огласки совершенных коррупционных преступлений, и, как следствие, высокий уровень их раскрытия. Таким образом свободное гражданское общество, обладающее достойным уровнем правовой культуры и высоким уровнем правосознания, станет залогом низкого уровня коррупционной преступности.
Далее рассмотрим конкретные политические причины и условия коррупционной преступности. Первой из них можно назвать недоверие общества к власти, которое связано с высоким уровнем ее безнаказанности. Причем уровень недоверия очень стремительно снижается. Статистические данные американской исследовательской компании Edelman иллюстрируют индекс доверия населения России к государственной власти [Edelman trust barometer, 2019, с. 43]. На 2019 год около 34% процентов населения России доверяет государственной власти. По сравнению с 2018 годом данный показатель снизился на 10% и, по прогнозам аналитиков, продолжит снижаться и в 2020 году. Динамику падения доверия к государственной власти наблюдает и Всероссийский центр изучения общественного мнения (далее – ВЦИОМ). Опрос россиян проводился в конце 2019 года и выявил, что только 33,4% опрошенных граждан доверяют действиям президента России, В.В. Путину, а самым большим доверием среди министров обладает министр обороны С.К. Шойгу с 13,7%, Правительству России доверяет около 35% граждан [Рейтинги доверия политикам, одобрения работы государственных институтов, рейтинги партий, 2019, с. 46].
На наш взгляд, снижение уровня доверия к органам власти напрямую связано с неспособностью государственного аппарата эффективно бороться с коррупционными преступлениями. Однако правящими лицами данная ситуация не признается и почти каждодневно, в телевизионных или печатных средствах массовой информации (далее – СМИ) или же в сети Интернет можно наблюдать информацию об очередном громком задержании должностного лица, которое было поймано на получении взятки. На практике наблюдается, что СМИ предпочитают с большим удовольствием оглашать факты совершения коррупционного преступления, но не финал рассмотрения данной ситуации в судебном разбирательстве, т.е. наказания, назначаемые виновным лицам, чаще всего не упоминаются. На наш взгляд это связано с явной несоразмерностью тяжести совершения преступления с санкцией за него.
Так, например, Г. Домовец, бывший заместитель руководителя отдела Московского межрегионального следственного управления, получив взятку от директора Наро – Фоминского хладокомбината Д. Мостмана в размере 4 млн долларов, был приговорен к 3 годам колонии строго режима, однако через два месяца Верховным Судом РФ данное наказание было заменено на условное [Газета.ру, 2010]. Рассмотрение данной ситуации наводит на вопрос: как можно доверять власти в России, если даже Верховный суд – оплот, казалось бы, справедливости, честности и прозрачности выносит такие судебные решения?
Следующим политическим детерминантом коррупционной преступности можно назвать непоследовательную и нецелеустремленную государственную политику по противодействию коррупционным преступлениям. Парадоксальным на наш взгляд является тот факт, что при обилии нормативно – правовых актов, которые действуют в рамках противодействия коррупции, каких - то значимых эффектов по борьбе с данным феноменом государством достигнуто не было. Говоря о перечне нормативно – правовых актов, регулирующих вопросы противодействия коррупции, в первую очередь необходимо выделить международные нормативно – правовые акты, которые были ратифицирован в России. К ним относятся Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию от 27.01.1991 г., Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции от 31.10.2006 г. и Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц, при осуществлении международных коммерческих сделок от 17.12. 1997 г. Ратификация указанных международных актов стала присоединением России к международной борьбе с феноменом коррупции. Национальное антикоррупционное законодательство состоит из 13 Федеральных Законов, среди которых можно выделить Федеральный Закон от 25.12.2008 г. №273-ФЗ «О противодействии коррупции» (далее – ФЗ №273), Федеральный Закон от 27.07.2004 г. №79-ФЗ «О государственной гражданской службе в РФ» и Федеральный Закон от 03.12.2012 г. №230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающие государственные должности, и иных лиц их доходам» [Федеральный закон №273], [Федеральный закон №79], [Федеральный закон №230]. Несмотря на большое количество нормативных актов, регулирующих вопросы коррупции, их эффективность остается под вопросом в силу неспособности государства уменьшить количество преступлений коррупционной направленности.



    1. Личность субъекта, совершающего коррупционные преступления

Выявление особенностей личности субъекта, совершающего коррупционные преступление важно, в первую очередь, для формирования комплекса мер по противодействию данного вида преступлений. Именно в личности субъекта содержится специфика коррупционных преступлений, а ее комплексное изучение позволит выработать меры по профилактике и предупреждению совершения преступлений коррупционной направленности.
Начать изучение субъекта, совершающего коррупционные преступления необходимо, на наш взгляд, с определения понятия личности. Несмотря на то, что личность является предметом изучения таких наук, как криминология, психология, юриспруденция и психология, учеными дается примерно одинаковое понятие данного термина.
Итак, личность – это социальное лицо человека, т.е. результат того, кем он стал в процессе своего становления и пребывания в обществе. Применительно к рассматриваемой теме можно сказать, что личность – это социальное лицо субъекта, совершившего противоправное деяние в виде дачи или получения взятки.
Рассматривая личность коррупционного преступника, необходимо, в первую очередь, раскрыть закономерности преступного поведения, а также его причины и условия. Не менее важной задачей является исследование индивидуальных факторов формирования преступного поведения, его предпосылок, а также роли личностных качеств субъекта коррупционных преступлений.
Как уже было нами обозначено, коррупция – это злоупотребление должностным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческих подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг, имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами. Из данного понятие следует, что среда для существования и возникновения коррупционных преступлений – это органы государственной власти, а субъекты совершения – должностные лица. Однако особенностью коррупции в России является то, что она существует и процветает не в каком – то конкретном сегменте органов государственной власти или среди определенного круга должностных лиц. Отечественная коррупция достигла всепоглощающих масштабов, став системой приемлемых для большинства субъектов отношений, наличие которых позволяет функционировать государственному механизму.
Традиционным коррупционным преступлением является взяточничество. Нормативное закрепление данный вид преступления получил в ст. 290 и 291, 291.1 и 291.2 УК РФ [Федеральный закон № 63]. Его отличительной чертой является необходимый специальный субъект – должностное лицо. Нормативное понятие должностного лица также дано законодателем в УК РФ, а именно в прим.1 ст. 285. Под должностными лицами в России понимаются постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно – распорядительные, административно – хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям, а также в вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Таким образом, законодатель предлагает достаточно четкое и развернутое понимание того, какое именно лицо можно назвать должностным.
Прим. 1 ст. 285 УК РФ, а также п.2 Постановления Пленума Верховного Суда от 16 октября 2009 года №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» относят следующих субъектов к категории должностное лицо:
- субъекты, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти;
- субъекты, выполняющие организационно – распорядительные или административно – хозяйственные функции в государственных органах или же в органах местного самоуправления;
- субъекты, наделенные государством властными полномочиями.
Выводы об особенностях личности коррупционного преступника, на наш взгляд, должны быть основаны на анализе конкретных судебных решений, что позволит сформировать статистику, которая будет отражать облик среднестатистического коррупционера [Федеральный закон №63], [Постановление пленума Верховного суда №19 от 16 октября 2009 года].
Нами были изучены и обобщены материалы 46 судебных решений о преступлениях коррупционной направленности, рассмотренных судами первой и второй инстанции Пермского края с 2015 г. по 2020 г.
Рассмотрим особенности социально – демографических признаков коррупционного преступника, совершившего преступление, предусмотренное ст. 290 и 291, 291.1 и 291.2 УК РФ, на территории Пермского края в указанный период.
Следует отметить, что под социально – демографическими признаками учеными – криминологами принято понимать следующие характеристики: пол, возраст, образование, наличие или отсутствие судимостей, социальное и семейное положение, наличие детей. Необходимость рассмотрения комплекса социально – демографических признаков обуславливается отражением различных демографических процессов в обществе с личностью коррупционного преступника, а изучение рассматриваемых признаков позволит разработать комплекс мер по борьбе и предупреждению преступлений, коррупционной направленности.
Таблица № 1 иллюстрирует половое соотношение субъектов, совершающих коррупционные преступления, касающиеся конкретно взяточничества:

Таблица № 1


Взяточничество в Пермском крае

Пол

2015 г.

2016 г.

2017 г.

2018 г.

2019 г.

2020 г.

мужской

85%

95%

76%

79%

83%

89%

женский

15%

5%

24%

21%

17%

11%

Выявленное процентное соотношение позволяет сделать вывод о том, что чаще всего, субъектами коррупционных преступлений являются именно мужчины. Однако, на наш взгляд, интересным кажется тот факт, что женщины как субъекты коррупционных преступлений чаще встречаются в судебных актах, которые касаются ст. 291 УК РФ. То есть, женщины чаще дают взятки, чем их получают. Говоря о даче взятки также следует отметить, что среди мужчин самым распространённым преступлением является дача взятки сотруднику ДПС или покушение на это действие.


Субъекты коррупционных преступлений являются в большей степени руководящие должностные лица, использующие свое положение в корыстных и преступных целях.
Говоря о возрасте субъектов преступлений коррупционной направленности, следует сказать, что подавляющее большинство лиц находятся в возрасте от 30 до 40 лет. Далее по численности следует возрастная группа от 40 до 50 лет и самая наименьшая по численности группа – это от 50 до 60 лет. Данная статистика актуальна для состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Говоря о ст. 291 УК РФ следует сказать, что субъектами коррупционных преступлений являются и лица до 30 лет, однако они составляют достаточно малый процент [Федеральный закон №63].
Семейное положение рассматриваемой категории лиц говорит о том, что подавляющее большинство (около 75%) находятся в законном браке, 10% не состоят в брачных отношениях и 15% находятся в состоянии бракоразводного процесса.
Важным уточнением является и гражданский облик субъектов коррупционных преступлений. В подавляющем большинстве случаев лица никогда не привлекались к дисциплинарной или административной ответственности. Это говорит о том, что в глазах общества коррупционный преступник являлся законопослушным гражданином и не давал возможности усомниться в своей порядочности и прямому следованию закона.
Данный анализ помогает составить портрет личности коррупционного преступника, что позволит сравнить полученный результат с портретом субъекта коррупционных преступлений, который описывается в научной литературе.
Так, О.Р. Абрамовская [Абрамовская, 2018, с.75] и А.В. Майоров [Майоров, 2018, с. 57] называют следующие качества и свойства личности преступника, совершающего коррупционные преступления:
- субъектами коррупционных преступлений чаще всего являются мужчины (исключением являются такие отрасли, как медицина и фарминдустрия, образовательная система);
- коррупционный преступник находится в возрасте от 30 лет;
- лицо обладает высоким уровнем образования, может иметь два или три высших образования, научную степень или быть активным членом научного сообщества;
- большинство лиц находятся в законном браке, имеют детей, находятся в тесных брачно – семейных узах;
- мотивы коррупционного преступника в подавляющем большинстве являются сугубо личными, цель совершения коррупционного преступления – личное обогащение, стремление завладеть более высоким социальным статусом;
- субъекты коррупционной направленности являются мнимо законопослушными, создавая общее впечатление о соблюдении закона, однако обладают рядом таких негативных качеств: как корыстолюбие, алчность, неуважение к правопорядку и властолюбие.
Таким образом, мы видим, что портрет коррупционного преступника в Пермском крае подпадает под личность преступника, которая описана в научной литературе.
Далее рассмотрим такой феномен, как особые свойства личности субъекта коррупционных преступлений, которые позволяют ему стать элементом системы коррупции. Суть рассматриваемых особых свойств заключается в том, что при вхождении в коррупционную систему лицо, под ее влиянием, изменяется, причем чем сложнее коррупционная система, тем сильнее меняется лицо. Субъекты, уже находящиеся в коррупционной системе, благоприятно расположены ко внедрению новых элементов в силу необходимости развития коррупционной системы. Все элементы находятся в подчинении общей цели, подчиняясь установленным негласным правилам, служащим для защиты созданной системы от внешних факторов.
Одним из самых подходящих примеров коррупционных систем можно назвать коррупционные группы, сформированные в военкоматах Саранска, Москвы и Санкт – Петербурга в конце 2015 года. Основными элементами системы являлись врачи, которым руководители преступной системы приказали вымогать суммы денег за предоставление призывникам справок для уклонения от службы в армии. Например, в Саранске участниками преступной группы был заместитель начальника отделения военкомата, председатель военно – врачебной комиссии военкомата и врач – хирург. Группа не была статичной, она могла расширяться в случае, если появлялось лицо, обладающее необходимым комплексом личностных качеств в совокупности с достаточным уровнем должностного положения, который позволил бы проводить незаконные действия коррупционной направленности. Важным фактором для приема в коррупционную группу была возможность влияния на установление диагноза призывников. Чаще всего в справках, запрещающих прохождение службы в армии России, фигурировали такие диагнозы, как язва, плоскостопие в тяжелой форме и сколиоз [Зотикова 2016, с. 24].
Рассматривая далее феномен коррупционных систем, следует отметить, что попадая в нее, субъект становится сильно зависим от руководства главы данной коррупционной группы. Лицо наделяется новыми, несвойственными ему должностными обязанностями, которые, чаще всего, являются противоречащими закону. Далее происходит изменение субъекта, он может терять личную свободу и свою автономность, должен подчиняться руководству и быть готовым к изменению объемов своих должностных обязанностей. Как уже было сказано, коррупционная группа приветствует в своих рядах только высокопрофессиональных элементов с достаточным уровнем образования и опыта, однако важной чертой является и внутренняя готовность лица преступить закон, причем не только касательно коррупционных составов.
Желание лица войти в коррупционную систему может объясняться тем, что ранее оно уже совершало правонарушения, и, возможно, преступления, что послужило результатом для изменения личности и искажения восприятия окружения.
При рассмотрении феномена коррупционных групп необходимо сказать о коррупционном поведении. Его появление возможно только в условиях коррупционного давления. Коррупционное давление же, это совокупность социальных и психологических факторов воздействия на должностное лицо, приводящих к ситуации выбора между злоупотреблением властными полномочиями для получения личной выгоды или отказа от него [Ванновская, 2013, с. 854]. Субъекты коррупционных преступлений не обладают внутренним убеждением для соблюдения закона, но имеют предрасположенность к коррупционным преступлениям. Коррупционная система же является совокупностью субъектов с психологическими склонностями к рассматриваемому вид преступлений, цель существования которых – получение максимальной незаконной выгоды от занимаемой должности.
Следует сказать, что нахождение в коррупционных группировках требует от своих элементов глубокого изменения не только сознания и внутренних убеждений, но и заставляет изменять привычные социальные роли. Коррупционный преступник должен направлять больше усилий на осуществление своих профессиональных функций, должен лгать, разрабатывать различные ухищрения для того, чтобы преступная сеть не была раскрыта, ему необходимо притворяться и создавать различные ухищрения.
Достаточно редки ситуации, при которых руководитель не знает о коррупционной деятельности своих подчиненных. Чаще всего, он сам выступает инициатором для создания коррупционных групп, подбирая необходимых членов в соответствии их профессиональными навыками и опытом. В связи с этим очень опасны ситуации, при которых руководитель приглашается из другого региона для осуществления своих функций. Чаще всего, в его сопровождении находится круг необходимых ему лиц, который по прибытию будет размещен на вакантные рабочие места. Эта ситуация является достаточно благоприятной средой для существования преступлений коррупционной направленности.
В заключение хотелось бы сказать, что для личности субъекта, совершающего преступления коррупционной направленности характерен достаточно статичный комплекс индивидуальных качеств, которые формируют его склонность к совершению коррупционных преступлений и определяют его профессиональное поведение. Коррупционный преступник может осуществлять свою преступную деятельности как единолично, так и в рамках коррупционной системы. Коррупционная система же требует от своих участников наличие общих свойств, которые позволяют им наиболее эффективно взаимодействовать.



    1. Меры по предупреждению коррупционной преступности

Не существует такого государства, правление которого не желало бы добиться для него процветания и всеобщего благополучия. Так же, как и нет государства, руководство которого не вело бы каждодневную борьбу с коррупционными проявлениями, прилагая определенные усилия для искоренения данного вредоносного преступления. По данным социологического исследования, целью которого было узнать отношение россиян к борьбе с коррупцией, около 71% опрошенных заявили, что хотя они и понимают, что коррупционные проявления преступности достаточно опасны для общества и государства, в некоторых случаях они помогают быстрее достичь необходимого результата в силу обхождения закона [Карабанов, 2018, с. 136]. На наш взгляд, данные статистики показывают, что у преобладающего числа населения преобладает нарушенное правосознание, позволяющие допускать нарушение закона.
Как уже было сказано ранее, уровень коррупции в России достиг на сегодняшний день небывалых высот. Только в 2020 году было раскрыто 3225 случаев совершения коррупционных преступлений, примерно такое же количество уголовных дел находятся в стадии расследования. Логично предположить, что для нормализации коррупционной ситуации в стране одного уголовного кодекса уже недостаточно, тем более, что данный нормативный акт имеет определенное количество недочетов. Руководству государства необходимо разработать комплекс мер, которые могли бы адресно и эффективно воздействовать не только на причины и условия коррупции, но и на сами проявления коррупции, стремясь искоренять ее в самом ее зарождении.
Разумеется, государство стремится укреплять свои позиции в противостоянии с коррупцией. В РФ существует национальная комплексная программа по борьбе с коррупцией, и первым ее этапом стало принятие 25.12.2008 года ФЗ № 273. Сущность данного нормативного акта заключается в том, что единая антикоррупционная политика является ключом к эффективной борьбе с коррупционными преступлениями. Для этого необходимо разработать и утвердить комплекс разносторонних и последовательных мер, которые реализовывались бы не только внутри государственных органов, но и внутри гражданского общества. Это устранило бы причины и условия, позволяющие преступлениям коррупционной направленности успешно существовать в стенах государственных органов, органов здравоохранения, образования и т.д.
Для определения комплекса мер по предупреждению коррупционных преступлений, на наш взгляд, следует для начала рассмотреть понятие противодействия коррупции. Законодатель предлагает определение противодействия коррупции в ст. 1 ФЗ №273 и говорит о том, что противодействие коррупции – это деятельность федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц в пределах их полномочий:
- по предупреждению коррупции, в том числе по выявлению и последующему устранению причин коррупции, что является профилактикой коррупцией;
- по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию коррупционных правонарушений, что является борьбой с коррупцией;
- по минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений [Федеральный закон № 273].
Следует подчеркнуть, что рассматриваемый ФЗ № 273 ставит своей целью создание эффективного комплекса мер по борьбе с коррупцией во всех сферах жизни общества, что сделает эту борьбу наиболее действенной и направленной.
Разработка мер по предупреждению коррупционных преступлений, на наш взгляд, не возможна без обозначения комплекса принципов, на которых они базируются. Законодатель также предусмотрел данную особенность, создав комплекс принципов и разместив их в ст. 3 ФЗ №273 [Добролюбова, 2019, с. 75].
Итак, первый принцип, необходимый для противодействия коррупции – это признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина. Данное правило является достаточно распространенным для всего отечественного законодательства, в первую очередь, оно закреплено в ст. 17 Конституции РФ. Закрепление данного принципа в качестве первого подтверждает государственное признание прав и свобод человека и гражданина в качестве самого важного правила. Охрана прав и свобод является одной из важнейших функций государства, которая достигается путем поддержания должного уровня правопорядка, борьбы с преступностью, а также поддержанием конституционности принятых на государственном уровне решений.
Следующим принципом противодействия коррупции является принцип законности, который призывает разрабатывать меры по предупреждению коррупции, основываясь на четком следовании законодательства РФ без возможности от его отступления.
Далее рассмотрим принцип публичности и открытости деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Данный принцип подразумевает открытую и гласную деятельность органов, которые могут быть заподозрены в проявлении коррупционной деятельности, а также предоставление гражданам полного доступа к деятельности данных органов.
Примером осуществления данного принципа на практике можно назвать ст. 10 гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ), которая закрепляет открытый порядок судопроизводства, за исключением специально оговоренных случаев (дела, рассмотрение которых касаются государственной тайны или тайны усыновления) [Федеральный закон №138].
Следующий принцип противодействия коррупции – это неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений. Данный принцип, на наш взгляд, является не совсем удачно сформулирован с точки зрения юридической техники. По нашему мнению, из правосознания субъектов необходимо стереть возможность понимания коррупционных преступлений как правонарушений. Сама по себе формулировка «коррупционное правонарушение» позволяет возможному преступнику допускать мысль о том, что совершенное им деяние не является общественно опасным. Применение термина преступление ко всем формам коррупционных проявлений позволит субъектам коррупционных проявлений задуматься о том, что они совершают.
Итак, на наш взгляд, рассматриваемый принцип несет важную смысловую нагрузку, однако следует заменить термин «коррупционные правонарушения» на «коррупционные преступления».
Следующим принципом противодействия коррупции является комплексное использование политических, организационных, информационно – пропагандистских, социально – экономических, правовых, специальных и иных мер. Как уже было сказано, уровень коррупции в России достиг небывалых масштабов, что подтве6рждается и отечественной, и зарубежной статистикой. И поэтому, борьба с ней уже не может обуславливаться лишь применением мер из одной сферы жизни государства. Только комплексное взаимодействие органов власти, гражданского общества, СМИ, правоохранительных органов и т.д. поможет эффективно создавать меры по противодействию уже существующей коррупции и предупреждению данного феномена в будущем [Хабриева, 2017, с. 65].
Следующий принцип – это приоритетное применение мер по предупреждению коррупции. Данный принцип наиболее важен для рассматриваемой темы. Необходимо отметить, что профилактика по совершению коррупционных преступлений осуществляется в РФ в двух направлениях:
- первым является общая профилактика, т.е. направления деятельности, которые связаны, в первую очередь, с обнаружением и устранением условий и причин, которые создают возможность совершения преступлений коррупционной направленности, а также разработки и принятия комплекса мер по устранению этих детерминантов;
- вторым можно назвать индивидуальную профилактику, т.е. направления деятельности, которые связаны с обеспечением экономической, юридической и психологической поддержки тем лицам, которые стали жертвами коррупционных преступлений, а также деятельность по обнаружению лиц, чьи психологические, профессиональные и умственные навыки могут создавать угрозу по совершению коррупционных преступлений. Необходимо проводить с такими лицами комплекс мероприятий по оказанию на них положительного влияния с целью недопущения проявления склонности к коррупционным преступлениям.
Последним принципом законодатель называет сотрудничество государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами. Данное сотрудничество подразумевает допущение государством к борьбе с коррупцией физических лиц в виде отдельных элементов, либо же в виде специальных организаций, например, в виде правозащитных организаций, общественных движений и т.д.
Что касается сотрудничества с международными организациями, то его значение нельзя недооценивать. Как известно, благоприятными условиями для проникновения феномена коррупции во все сферы жизни общества в РФ стали социально – политические изменения на рубеже XIX и XX веков, а именно распад Союза Советских Социалистических республик (далее – СССР). Изменение общественно – политического строя, изменение экономики – все это приводит ко внедрению коррупционных проявлений во все отрасли только сформированного государства – Российской Федерации.
С. Хантингтон, в подтверждении сказанного указывает на то, что общества наиболее подвержены коррупции в период экономической и социальной трансформации и модернизации [Хантингтон, 2007, с. 256].
В конце 2000-х годов правящая элита начинает осознавать свою в беспомощность в борьбе с преступлениями коррупционной направленности и принимает решение вступить в мировую борьбу с данным видом преступлений. Первым подписанным международным договором по противодействию коррупции стала Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, что произошло 27 января 1999 года. К сожалению, ратификация данного международного акта произошла только в 2006 году, что, на наш взгляд, послужило явным замедлением в борьбе с коррупционными преступлениями.
Следующим подписанным международным актом стала Конвенция ООН против коррупции. Данный акт был ратифицирован в ускоренном темпе и уже в 2006 году вступил в законную силу на территории РФ. Подписание данной Конвенции стало важным историческим событием для России, показав международному сообществу, что государство наряду с другими странами вступает в борьбу с коррупцией. Важное значение рассматриваемой конвенции также заключается и в следующем: в первую очередь, Россия отныне реализовывать на своей территории принципы и нормы международного права, направленные на противодействие коррупции.
Кроме того, РФ показывает, что она принимает на себя ответственность по искоренению коррупционных преступлений на своей территории, путем, в том числе, внесения изменений в действующее национальное законодательство имплементированных норм международного права [Хестанов, 2012, с. 63].
Однако на наш взгляд кажется неразумным не подписание ст. 20 рассматриваемой Конвенции, которая содержит нормы по незаконному обогащению. Разумеется, внесение в УК РФ такого преступления, как незаконное обогащение будет нарушать принцип презумпции невиновности, который закреплен в Конституции РФ, а также понизит эффективность борьбы с коррупцией, создаст возможность для уголовного преследования неугодных высшему начальству чиновников. Однако и не подписание данной статьи Конвенции является, на наш взгляд, проявлением отсутствия политической воли, а также проявлением незаинтересованности руководства государства в необходимых изменениях.
На наш взгляд, для выявления мер по предупреждению коррупционных преступлений, необходимо, для начала, рассмотреть правовую основу противодействия коррупции в РФ. Как известно, правовая основа – это комплекс нормативно – правовых актов, регулирующих рассмотрение вопроса по предупреждению и противодействию коррупции. Первым и важнейшим нормативным актом является Конституция РФ. Данный документ регулирует правовые основы государства, защищает права и свободы населения, гарантирует применение на практике таких ограничительных институтов, как, например, презумпция невиновности.
Следующими по юридической силе выступают Федеральные конституционные законы, например, Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 года №1-ФКЗ «О судебной системе в РФ» [Федеральный конституционный закон №1]. Данный нормативный акт также в какой-то степени борется с проявлением коррупционных преступлений, например, наделяя судей независимостью путем обеспечения их высоким размером материальной оплаты труда. Законодатель исходил из позиции о том, что если заработная плата судьи будет достаточной, то и брать взятки будет не нужно. Также правовой основой по противодействию коррупции являются нормы международного права и международные договоры, которые были рассмотрены ранее.
Федеральные законы, на наш взгляд, более явно направлены на предупреждение коррупционных преступлений, например, специально разработанный для этого нормативный акт, ФЗ №273, Федеральный закон от 17 июля 2009 года №172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов», Федеральный закон от 3 декабря 2012 года №230-ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам», Федеральный закон от 7 мая 2013 года №79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» [Федеральный закон №273], [Федеральный закон №172], [Федеральный закон №230], [Федеральный закон №79]
Далее по юридической силе следуют Указы Президента РФ по противодействию коррупционным преступлениям. На сегодняшний день, существуют около 18 Указов Президента, самыми важными из которых, на наш взгляд, являются Указ Президента РФ от 29 июня 2018 года №378 «О национальном плане противодействия коррупции на 2018 – 2020 годы», Указ Президента РФ от 15 июля 2015 года №364 «О мерах по совершенствованию организации деятельности в области противодействия коррупции» и Указ Президента РФ от 8 марта 2015 года №120 «О некоторых вопросах противодействия коррупции» [Указ Президента РФ №378], [Указ Президента №364], [Указ Президента №120].
Постановления Правительства также составляют правовую основу противодействия коррупции, среди которых можно выделить Постановление Правительства РФ от 5 марта 2018 года №228 «О реестре лиц, уволенных в связи с утратой доверия» и Постановление Правительства Российской Федерации от 13 марта 2013 г. № 207 «Об утверждении Правил проверки достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых гражданами, претендующими на замещение должностей руководителей федеральных государственных учреждений, и лицами, замещающими эти должности» [Постановление Правительства № 228], [Постановление Правительства №207].
Рассмотрение системы антикоррупционного законодательства позволяет сделать вывод о том, что, не смотря на огромное количество нормативных актов, государство и законодатель не в состоянии эффективно регулировать и разрешать коррупционные вопросы, что подтверждается ежегодной статистикой судебного департамента при ВС РФ, которая показывает только увеличение числа совершения рассматриваемого вида преступлений.
Далее рассмотрим систему субъектов, которые обеспечивают возможность применения мер по предупреждению коррупции. Все субъекты связаны между собой единой целью деятельности, а также координационными, информационными и правовыми связями [Михайлов, 2018, с. 233]. Субъекты принято делить на две группы. Первой из них является группа специализированных субъектов, к которым относят:

  1. Президента РФ. Обладая высшими политическими силами, Президент создает основные направления деятельности государственной политики в области противодействия и предупреждения коррупционных преступлений. Именно Президентом устанавливается объем компетенций федеральных органов исполнительной власти, осуществляется руководство их деятельностью в области борьбы с преступлениями коррупционной направленности.

  2. Федеральное Собрание РФ. Данный орган также является важнейшим субъектом, осуществляя борьбу с коррупцией путем принятия и разработки федеральных законов по вопросам противодействия коррупции. Также осуществляется контроль деятельности исполнительных органов в пределах отведенных полномочий.

  3. Правительство РФ. Обладает распределительной компетенцией, определяя, какие именно функции будут выполнять федеральные органы исполнительной власти по борьбе с коррупционными преступлениями.

  4. Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ, органы МСУ, осуществляющие деятельность по борьбе с коррупцией.

  5. Генерального Прокурора РФ, а также подчиненных ему прокуроров, целью деятельности которых является координация деятельности органов ФСБ, органов внутренних дел, таможенных, а также иных правоохранительных органов с целью обеспечения условий для борьбы с коррупцией.

  6. Счетную палату РФ. Данный орган также является важным звеном в системе органов, обеспечивающих противодействие коррупции. Например, борьба с коррупцией в деятельности Счетной палаты обеспечивается выявлением и анализом несоответствий от установленных показателей федерального бюджета или бюджетов федеральных внебюджетных фондов, а также обеспечивается контроль за законностью и своевременностью движения денежных средств федерального бюджета.

  7. Остальной комплекс органов, который может создаваться по распоряжению Президента РФ в целях эффективной реализации государственной политики по противодействию и предупреждению коррупционных преступлений.

Вторую группу составляют неспециализированные субъекты, к которым относят:

  1. Различные коммерческие и некоммерческие организации, с разной организационно – правовой формой, общественные и межведомственные комиссии, фонды и ассоциации.

  2. Общественные массовые организации, политические партии.

  3. СМИ.

  4. Молодежные объединения и формирования.

  5. Религиозные конфессии и благотворительные организации.

Далее перейдем к рассмотрению мер по предупреждению коррупционных преступлений. Необходимо отметить, что в борьбе с коррупционными преступлениями особое значение имеет именно предупреждение данного вида преступлений, что означает положительное влияние на ее детерминанты, профилактику, а также устранение возможности для преступной деятельности отдельных категорий лиц.
Основным нормативным актом, направленным на формирование мер по предупреждению преступлений коррупционной направленности, является уже указанный ранее ФЗ №273. Данный нормативный акт содержит ст. 6, которая включает в себя перечень профилактических мер по борьбе с коррупцией [Федеральный закон №273]. Анализ рассматриваемой нормы позволяет сделать вывод о том, что перечисленным законодателем мерам характерно отсутствие конкретики, а также дублирование многих положений административного и служебного права [Лоскутов, 2017, с. 22]. В качестве примера можно привести первую меру по профилактике коррупции, содержащуюся в ст. 6: «формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению». Однако если рассматривать данное положение с криминологической точки зрения, то оно является по своей природе не мерой, а деятельностью и целью государства в противодействии коррупционным преступлениям. Примером того, что ФЗ №273 дублирует нормы ранее принятого законодательства может стать мера, указанная в ст.6 п. 3: предъявление в установленном законом порядке квалифицированных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также проверка в установленном порядке сведений, представляемых указанными гражданами». Зачем было законодательно закреплять то, что давно существует в других нормативных актах? Например, в ст. 16-17 Федерального закона от 2 марта 2007 года №25-ФЗ «О муниципальной службе в РФ», в ст. 12 Федерального закона от 27 июля 2004 года №79-ФЗ «О государственной гражданской службе в РФ» и ряде других [Федеральный закон №25], [Федеральный закон №79]. Возможно, законодатель еще раз хотел подчеркнуть важность квалифицированных требований к гражданам, претендующим на занимание вакантных должностей на государственной службе или же субъекты, разрабатывающие ФЗ №273 просто не изучили ранее принятые нормативные акты, что привело к дублированию правовых норм. В любом случае данный факт свидетельствует о недостаточном уровне разработки профилактических мер по борьбе с коррупцией.
Для наибольшей эффективности, профилактику коррупционных преступлений стоит проводить на принципиально разных уровнях, например, криминологическом, социальном и специальном.
Социальный комплекс мер по предупреждению коррупционных преступлений является, на наш взгляд, одним из основополагающих, т.е. базовым. Под данным комплексом мер понимается совокупность социально – политических, правовых, идеологических и экономических действий и мероприятий, целью которых является увеличение уровня жизни населения России, повышение его культурного и правосознательного уровня. На основании данного определения нами был разработан комплекс социальных мер, которые, на наш взгляд, послужит эффективной профилактикой коррупционной преступности:
- снижение уровня общей инфляции в государстве. Данная мера зависит от политики государства в силу того, что именно оно устанавливает цены на определенный комплекс товаров.
- установление пропорционального труду и полученному образованию уровня заработной платы. Не секрет, что самыми экономически слабыми слоями населения являются медицинские работники, а также работники сферы образования. Например, средний заработок медицинского работника на 2020 год составляет 27 тыс. рублей. В среднем срок получения высшего медицинского образования составляет 8 лет, в этом аспекте заработная плата в 27 тыс. рублей кажется примером неуважения со стороны государства.
- снижение безработицы и решение проблемы занятости населения. На наш взгляд, данная мера должна реализовываться посредством предоставления молодым предприятий специальных льгот и субсидий для укрепления их позиций на фоне огромных государственных корпораций. Внедрение новых предприятий позволит создавать необходимые рабочие места и уменьшит уровень безработицы. Кроме того, определенную часть государственного бюджета необходимо направить на строительство бюджетных учреждений, таких как больничные комплексы, учебные учреждения и т.д. Все это позволит эффективно понизить уровень безработицы в государстве [Елисеева, 2013, с. 19].
- повышение уровня жизни населения. Разумеется, неоспоримым является факт, что в один день государство не может увеличить величину прожиточного минимума, а также повысить качество жизни населения. Средства на это должны быть запланированы в бюджете, и его часто не хватает на реализацию социальной политики. Данную проблему, на наш взгляд, можно решить прекращением прощения зарубежным странам их долгов перед РФ и направление этих задолженных средств на реализацию государственной политики по повышению уровня жизни населения. Только в конце 2019 года Россия простила Африке 20 млрд долларов [BBC News, 2019]. Данная практика является, на наш взгляд, парадоксальной и неуместной в современных реалиях.
- разрешение государства в освещении СМИ всех коррупционных преступлений, вне зависимости от их объема и тяжести. Предоставление свободного доступа к коррупционной судебной практике с целью изучения феномена коррупции и выявления ее детерминантов;
- обеспечение государством массовой антикоррупционной пропаганды. Народное порицание может стать одним из факторов минимизации коррупционных преступлений;
- воспитание в гражданских служащих, медицинских работниках, работниках сферы образования и других лицах, которые могут обладать расположенностью к получению взятки сильной гражданской позицией, целью которой является превалирование гражданских интересов над собственными имущественными.
Комплекс социальных профилактических мер не в состоянии самостоятельно противодействовать коррупции. Для этого им необходимо действовать в комплексе с правовыми мерами, некоторые из которых были также нами разработаны. Первой правовой профилактической мерой нами предлагается внесение изменений в Федеральный закон от 27 июля 2004 год №79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», а именно внесение нормы, которая устанавливает необходимое правило ежеквартального предоставления контролирующему органу всем государственным служащим полного перечня и движения их доходов и расходов. Уровень коррупции в России достиг огромных масштабов, что делает предоставление должностными лицами ежегодных отчетов слабо эффективным. Государству рекомендуется установить тотальный контроль за потенциальными субъектами совершения коррупционных преступлений, создавая условия, при которых коррупция в принципе существовать не сможет. Несмотря на то, что рассматриваемые меры кажутся излишне тоталитарными, их применение на практике позволит достаточно быстро снизить уровень коррупции в стране и сформировать у должностных лиц должный уровень правосознания, не позволяющий становиться в дальнейшем субъектами коррупционных преступлений.
Следующей правовой мерой, по нашему мнению, должен стать специализированный и законодательный перечень субъектов, которые назначаются государством для борьбы с коррупцией, с указанием их полномочий и функций (для минимизации вероятности возникновения конфликта интересов).
Следующей правовой мерой нам хотелось бы обозначить правовое формирование антикоррупционных стандартов, т.е. создание для каждой отдельной области деятельности единой системы запретов, ограничений и дозволений.
Далее нам представляется необходимым ввести конфискацию имущества как дополнительный вид наказание за совершение коррупционного преступления, а также обеспечить конфискацию как одну из задач оперативно – розыскной деятельности. Это означает, что субъекты, осуществляющие оперативно – розыскную деятельность обязаны на более качественном уровне осуществлять предписанную им деятельность, находя абсолютно все движимое и недвижимое имущество коррупционера, которое может быть им сокрыто. Именно в этих условиях институт конфискации имущества будет наиболее эффективно функционировать.
Необходимо также, как уже было сказано ранее, исключить ст. 19.28 из КоАП как норму, дискредитирующую понятие коррупционной преступности.
Далее перейдем к рассмотрению организационных мер по предупреждению коррупционных преступлений. Для начала, на наш взгляд, необходимо в виде локальных актов органов государственной власти субъектов или органов власти МСУ разработать комплекс мер ответственности, предусмотренных за совершение коррупционных преступлений. Таким образом, за совершение коррупционных преступлений субъект будет налагаться двойной ответственностью– уголовной и локальной, закрепленной в актах органов государственной власти. Наложение двойной ответственности – это эффективная мера по противодействию коррупции в условиях современного состояния данного преступления в России. Это будет являться дополнительной мерой по ужесточению наказания субъектам коррупционных преступлений, а также станет дополнительной стимулирующей мерой не совершать данный вид преступлений для потенциальных преступников – коррупционеров. На наш взгляд, на время тотальной борьбы с коррупционными преступлениями следует отталкиваться, в первую очередь от размера ущерба, наносимого данным видом преступлений. Законодателю необходимо действовать жестко, иногда даже нарушая гуманистические принципы демократического государства.
Второй организационной профилактической мерой по борьбе с коррупционной преступностью можно назвать разработку и реализацию на федеральном и региональном уровнях досрочных целевых программ борьбы с должностной и коррупционной преступностью [Кабанов, 2012, с. 22]. Последней мерой можно назвать создание модели эффективного взаимодействия органов государственной власти и СМИ и гражданского общества, что позволит вовремя освещать и реагировать на уже совершенные преступления коррупционной направленности.
Нами также были разработаны кадровые методы как инструмент совершенствования порядка прохождения государственной службы.
В первую очередь необходимо усовершенствовать деятельность по подбору и распределению кадров на государственной службе, необходимо провести анализ всех лиц, работающих в государственной структуре и уволить тех, кто имеет нарушение этических норм поведения, связанных с осуществлением должностных полномочий. Данная чистка поможет сформировать сознательное и правовое кадровое общество государственных служащих, что минимизирует шансы проявления коррупционных преступлений. Данная чистка должна носить не единичный, а систематический характер, и проводиться каждые 6 месяцев. Также на базе органов государственной власти, на наш взгляд, необходимо создать антикоррупционные отделы, которые отслеживали бы реализацию государственных антикоррупционных программ [Астанин, 2015, с. 14].
Последними по рассмотрению, но не по своему значению, являются криминологические меры по предупреждению коррупционной преступности. Первой и важнейшей из них, на наш взгляд, является создание единого перечня лиц, которые были привлечены к уголовной ответственности за совершение коррупционных составов преступлений, что минимизирует риск их возвращения к исполнению схожих обязанностей, но уже в другой государственной структуре. Немаловажной мерой является и повышение уровня взаимодействия правоохранительных органов друг с другом, что поможет повысить уровень и объемы раскрываемости преступлений коррупционной направленности. И последней предупреждающей мерой можно назвать создание надзорного органа за лицами, которые были привлечены к наказанию за совершение коррупционных преступлений, однако каким-то образом его избежали. Данная мера не позволит вернуться данным лицам к деятельности в государственных органах.
Подводя итог, можно сделать вывод о том, что:
- на основе анализа судебной практики был составлен портрет коррупционного преступника в Пермском крае: им является чаще всего мужчина, достигший возраста 30 лет и находящийся в браке, имеющий детей. Субъект обладает несколькими высшими образованиями, чаще всего, ведет законопослушный образ жизни, что выражается в отсутствии привлечения к дисциплинарной или административной ответственности. Целью совершения преступления является жажда личного обогащения и корысть. Субъектам коррупционных преступлений характерно также властолюбие;
- анализ феномена коррупционных групп позволил разработать предложение по созданию законодателем прямого запрета на приглашение руководителей различных секторов на осуществление своей деятельности в других городах или субъектах РФ, т.к. это является наиболее благоприятной средой для развития и существования коррупции;
- результатом рассмотрения мер по противодействию коррупционных преступлений стало предложение по введению в УК РФ института конфискации как дополнительного вида наказания, исключение ст. 19.28 из КоАП РФ, т.к. данная норма дискредитирует весь коррупционный состав преступлений;
- предлагается внести изменение в Федеральный закон от 27 июля 2004 год №79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ», а именно в виде внесения нормы, которая закрепляла бы необходимость предоставления государственными служащими ежеквартального отчета по движению их денежных средств, что сделало бы невозможным сокрытие данными субъектами денежных средств, полученных преступным путем;
- необходимым также является создание общего перечня лиц, которые не только были осуждены за совершение коррупционных преступлений, но и привлекались, но по каким-то причинам смогли избежать уголовной ответственности.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет