Ий филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования


Глава 2. Уголовно – правовые аспекты коррупционных преступлений



бет3/8
Дата21.05.2022
өлшемі113,09 Kb.
#144356
1   2   3   4   5   6   7   8
Байланысты:
Глава 2 и 1

Глава 2. Уголовно – правовые аспекты коррупционных преступлений

2.1. Объективные признаки коррупционных преступлений


При изучении любого преступления необходимо определить его состав, который представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, которые закреплены в уголовном праве, в своей сумме определяющие общественно опасное деяние как преступление.
Рассмотрение объективных признаков коррупционных преступлений необходимо начать с анализа объекта преступного посягательства. Вообще под объектом преступления принято понимать взятые под охрану уголовным правом общественные отношения, на которые могут совершаться посягательства. Необходимо уточнить, что объект преступления является нематериальной категорией.
Общественные отношения как объект преступного посягательства заключаются в социальных ценностях, интересах и благах субъектов, в том числе, в их правах, свободах и собственности. Также в эту категорию относят общественный порядок, общественную безопасность, государственный строй и государственное управление, а также безопасность и мир человека в целом [Астанин, 2015, с. 290]. Именно высокое значение рассматриваемых общественных отношений обусловило необходимость помещения их под охрану уголовного права, которое закрепляет наиболее суровое и строгое наказание за свое нарушение.
По нашему мнению, объектом коррупционных преступлений становятся правоотношения, которые функционируют между гражданами и лицами, наделенными законодательством РФ или международными правовыми нормами служебными, должностными или иными полномочиями, которые наделяют указанных лиц властными, организационно – распорядительными, и иными полномочиями, которые так или иначе касаются интересов общества и государства в целом, а также отдельно взятых граждан в ходе исполнения указанными лицами своих должностных обязанностей.
В случае, если преступным посягательством нарушается комплекс общественных отношений, в преступлении, помимо основного объекта, может присутствовать и дополнительный. В этом случае, дополнительный объект обязательно закреплен в норме уголовного права, а его наличие усиливает характер и степень общественной опасности преступления. Если рассматривать преступления коррупционной направленности именно с этой точки зрения, то они являются многообъектными, и, тем самым, являются более тяжкими.
Далее перейдем к рассмотрению особенности предмета состава преступления. Для правильной квалификации преступного деяния необходимо отличать предмет от объекта, однако нельзя и забывать, что предмет тесно связан с теми же общественными отношениями, на которые совершается посягательство. Различие предмета и объекта преступления заключаются в том, что объект по своей правовой природе является общественными отношениями, а предмет – это какая-то материальная вещь, которой наносится ущерб е тех случаях, когда опасное деяние выражается в завладении, повреждении или уничтожении имущества, или же других материальных вещей. По мнению С.В. Плохова не все преступления связаны с физическим воздействием, в таком случае, в составы этих посягательств предмет преступления входить не может [Плохов, 2015, с. 264].
Предмет коррупционных преступлений рассматривается и в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09 июля 2013 года №24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» [ПП ВС №24]. Так, например, предметом таких коррупционных преступлений, как дача или получение взятки, а также посредничества во взяточничестве (ст. 290, 291 и 291.1 УК РФ соответственно) наряду с денежными средствами и иным ценным имуществом могут стать незаконное оказание услуг имущественного характера, а также предоставление имущественных прав. Далее, на наш взгляд, необходимо рассмотреть понятие незаконного оказания услуг имущественного характера. Судам, под данным феноменом должно пониматься предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод или же освобождение его от имущественных обязательств (в качестве примера можно привести предложение о кредите с умышленно заниженной процентной ставкой, прощение долга и т.д.). Предметом коррупционных преступлений может быть как имущество, которое находится в свободном обороте, так и вещи, реализация которых запрещена или находится под контролем государства. Так коррупционные преступления, сопряженные с передачей должностному лицу вещи, изъятой из оборота, следует квалифицировать по совокупности преступлений (например, ст. 290 и ст. 228 УК РФ).
Говоря об имуществе, следует уточнить, что оно может заключаться, например, в требованиях кредитора или же в любых иных правах, имеющих денежное выражение. Примером, на наш взгляд, может служить и предоставление лицу исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, что закреплено в ст. 1225 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) [Федеральный закон №51]. Получение взятки в виде незаконного предоставления должностному лицу имущественных прав предполагает возникновение у лица юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, требовать от должника исполнения в его пользу имущественных обязательств и другое [Долгова, 2017, с. 384]. При рассмотрении в суде дел о даче или получении взятки необходимым условием является переведение имущества, оказанных услуг имущественного характера или предоставленных имущественных прав в денежный эквивалент, что позволило бы более объективно рассмотреть представленные доказательства, при необходимости, в судебное заседание может быть вызван эксперт.
По нашему мнению, п. 9 рассматриваемого Постановления требует следующей корректировки: необходимо убрать указание на то, что коррупционные преступления могут совершаться и с целью приобретения неимущественных прав.
В качестве обоснования нашей позиции можно рассмотреть следующий пример. Должностное лицо, осуществляющее свою профессиональную деятельность в Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии РФ при оформлении документов на жилое имущество, может собственными силами ускорить процедуру регистрации недвижимости и внести в реестр недостоверные данные, что является преступлением, подпадающее под ст. 285.3 УК РФ – «Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений», в обмен на оказание ему какой- либо неимущественной услуги, например, предоставление ему другим лицом готовой диссертации, защита которой позволит приобрести ему ученую степень и, тем самым, позволит продвинуться по карьерной лестнице. Таким образом, ни предложенная диссертационная работа, ни получение ученой степени не могут быть оценены в денежном размере. Однако злоупотребление лицом своими должностными полномочиями произошло, преступник получил выгоду от своих преступных действий, которую не имел права получать.
Таким образом нами еще раз подчеркивается необходимость внесения изменения в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года №24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях». Предлагается следующая трактовка п. 9 рассматриваемого нормативного акта: предметом таких коррупционных преступлений, как взяточничество (статьи 290, 291 и 291.1 УК РФ) и коммерческий подкуп (статья 204 УК РФ), а также превышение и злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285, 286 УК РФ) наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом, незаконным оказанием услуг имущественного характера и предоставлением имущественных прав, может быть и предоставление иных неимущественных прав, улучшающих статус взяткополучателя (например, получения внеочередного звания или ученой степени). Кроме того, нами предлагается внести изменения в ч. 1 ст. 290 УК РФ следующим образом: получение взятки – это получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного или неимущественного характера, предоставления иных имущественных или неимущественных прав за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.
Для квалификации преступления как коррупционного не имеет значение время дачи взятки, т.е. до того, как должностным лицом были совершенны преступные действия или после. Таким образом, можно говорить о двух видах взяточничества – взятка в виде подкупа, что подразумевает заблаговременное обсуждение действий должностного лица, совершаемые им при получении незаконного денежного вознаграждения и взятку в виде благодарности, что характеризуется получением незаконных денежных средств уже после совершения должностным лицом необходимых действий. Кроме того, взятка может быть получена лицом в несколько подходов или же должностным лицом может быть совершен последовательный комплекс необходимых взяткодателю действий, что будет являться продолжаемым во времени преступлением.
По нашему мнению, необходимо также рассмотреть отграничение предмета взятки от подарка, предоставление которого не запрещается законодателем. Данный вопрос регулирует Федеральный закон от 27 июля 2004 №79 – ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» [Федеральный закон №79]. Согласно данному нормативному акту должностному лицу запрещается получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждение от физических или юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения); выезжать в связи с исполнением должностных обязанностей за пределы территории Российской Федерации за счет средств физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с международными договорами Российской Федерации или на взаимной основе по договоренности между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и государственными органами других государств, международными и иностранными организациями. Подарки, полученные гражданским служащим в связи с протокольными мероприятиями, со служебными командировками и с другими официальными мероприятиями, признаются соответственно федеральной собственностью и собственностью субъекта Российской Федерации и передаются гражданским служащим по акту в государственный орган, в котором он замещает должность гражданской службы, за исключением случаев, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации. Гражданский служащий, сдавший подарок, полученный им в связи с протокольным мероприятием, служебной командировкой или другим официальным мероприятием, может его выкупить в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации. Если в рассматриваемой ситуации происходит сокрытие с последующим присвоением подарка, то данный факт не должен расцениваться правоохранительными органами как получение взятки. В данном случае мы видим факт хищения имущества.
Следует сказать, что ГК РФ также содержит норму, регулирующую вопросы получения должностным лицом подарка. Ст. 575 ГК РФ закрепляет правило, согласно которому государственным служащим допускается дарение подарков, сумма которых не превышает 3000 рублей. Однако, данная норма до сих пор неоднозначно воспринимается отечественными правоведами. Так, В.Н. Степанов считает, что данная правовая норма стимулирует коррупционную преступность, легально разрешая ее на территории России [Степанов, с. 45, 2011]. Однако анализ ст. 575 ГК РФ позволяет нам сделать следующие выводы: рассматриваемая норма находится в XXXII главе ГК РФ, которая носит название «дарение» [Федеральный закон №51]. Основным отличительным признаком подарка от взятки можно назвать его безвозмездность, а разграничение этих двух категорий должно производиться, прежде всего, основываясь на мотивации дарения. Дарение подарка должностному лицу допускается в случае, если оно не несет предоставление ответной услуги, т.е. нет факта возникновения встречного обязательства от лица, принимающего подарок. Таким образом, если уполномоченным лицом будет доказано, что деяние должностного лица обладает составом получения взятки, то ответственность наступит в любом случае, независимо от того, каким был размер предложенного незаконного вознаграждения.
Может также на практике возникнуть ситуация, при которой лицо будет получать незначительную выгоду, данный факт не будет расценен правоохранительными органами как факт получения взятки в силу его незначительности.
Изучение объективной стороны преступления требует определения внешней стороны выражения преступного процесса посягательства на общественные отношения. Объективная сторона также состоит из признаков, которые характеризуют акт волевого поведения человека, а именно:
- деяние должно быть общественно опасным, происходить в форме действия или бездействия;
- деяние должно порождать наступление общественно опасных последствий;
- должны быть определены место, совершения преступления, время, обстановка, средства и орудия совершения преступления [Рарог, 2012, с.70].
Значение в определении объективной стороны преступления заключается в том, что установленные признаки помогают определить отношение преступника к содеянному, а также степень и характер его вины.
Присущие объективной стороне признаки представляют собой содержание диспозиций статей Особенной части УК РФ. Они описывают то, в чем именно состоит общественная опасность деяния, что в свою очередь позволяет правильно квалифицировать преступление, а также разграничивать схожие по внешним признакам преступные деяния, в том числе преступления коррупционной направленности.
Так, например, получение, дача и посредничество во взяточничестве (ст. 290, 291, 291.1 УК РФ) схожи в том, что деяния происходят относительно взятки, но отличаются способом ее приобретения и характером соответствующих действий, которые прямо прописаны в диспозициях статей.
Важное значение определения объективной стороны заключается также и в возможности разграничения уголовно – наказуемых преступлений от гражданских деликтов и административных проступков. В этом случае особую роль будут играть степень и размер общественно опасных последствий, а также наличие причинной связи между совершенным деянием и наступлением общественно опасных последствий.
Таким образом, проступок, деликт и преступление являются противоправными деяниями, однако рассматривая ст. 14 УК РФ, можно сделать вывод о том, что действие или бездействие не является преступлением, хотя формально и содержат признаки какого – либо деяния, предусмотренного уголовным правом, но в силу признака малозначительности не представляет общественной опасности.
Иными словами, каждое уголовно наказуемое преступление имеет комплекс общественно опасных последствий, это не зависит от того, закреплены ли они в диспозиции Особенной части УК РФ или нет [Зеленкин, 2016, с.67].
Самым опасным проявлением преступного деяния как признака объективной стороны является выражение в виде преступного действия или бездействия, что также закреплено в ст. 14 УК РФ.
Применительно к преступлениям коррупционной направленности необходимо отметить, что чаще всего они совершаются в форме активного действия, например, дача или получение взятки. Некоторые коррупционные преступления также могут сочетать в себе признаки действия и бездействия, как, например, в преступлениях, касающихся злоупотребления должностных полномочий. Важным, на наш взгляд, уточнением является то, что вменение уголовной ответственности за преступление в форме бездействия возможно лишь в случае, если лицо, обязанное исполнить свои обязанности их не исполнило, хотя обладало всеми возможностями для этого. В ином случае, по ч.2 ст. 28 УК РФ уголовная ответственность в отношении виновного лица примениться не может.
Весь комплекс коррупционных преступлений, будь то дача взятки (ст. 291 УК РФ) или же получение взятки (ст. 290 УК РФ) не может совершаться без активного волеизъявления преступника, то есть данные преступления осознаются и контролируются его сознанием.
Степень общественной опасности рассматриваемых преступлений заключается в особенном объекте преступного посягательства. Коррупционные преступления наносят вред общественным отношениям, а также государству и обществу в силу того, что они подрывают нормальную и общепринятую деятельность органов государственной власти, а также коммерческих и иных организаций путем нарушения привычного осуществления деятельности их служащих и работников.
Рассмотрим общественно опасные последствия, которые наносятся преступлениями коррупционной направленности. Последствия выражаются в нанесении ущерба и вреда, который причиняется или может быть причинен объектам, которые находятся под охраной государства. Применительно к коррупционным преступлениям, последствия наступают в материальной форме, т.е. нанесения имущественного ущерба или же в нематериальной форме, т.е. заключаются в причинении морального вреда, подрывании основ конституционного строя и свобод человека, а также нарушении привычной деятельности органов государственной власти. Чаще всего последствия совершения преступлений прописаны в нормах УК РФ, однако некоторые из них упоминаются в общем виде и носят оценочный характер, возлагая таким образом обязанность об установлении и описании причиненного вреда на судебные органы и органы следствия.
Ч.1 ст. 290 УК РФ говорит о необходимых действиях, которые нужно предпринять субъекту для получения взятки, т.е. незаконное денежное вознаграждение в виде взятки предлагается лицу за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействие), а равно за общее покровительство или попустительство на службе [Федеральный закон №63]. Такие авторы, как С.М. Фоминых поддерживают позицию законодателя, которая закреплена в вышеуказанной правовой норме, считая, что сегодня не имеет значения входят ли совершаемые должностным лицом преступные действия в круг его непосредственных трудовых полномочий или же требует их совершение наличия авторитета коррупционного преступника, важным является то, что совершение действий было возможно в рамках его служебных полномочий [Фоминых, 2008, с. 28]. Нам же кажется, что данное утверждение не отражает реалий современности. По нашему мнению, квалификация преступления именно как получение взятки за выполнение каких – то действий, не входящих в круг должностных полномочий лица будет крайне затруднительной. Если действия лица не требуют решение каких – либо вопросов в пользу лица, предлагающего взятку, а также не нарушают интересов государственной или же муниципальной службы, то такое деяние не может быть квалифицировано как получение взятки. Скорее всего, лицу будет вменены какие – либо из следующих составов: мошенничество или же, например, посредничество во взяточничестве. На наш взгляд, стоит внести в ст. 290 УК РФ следующие изменения: исключить формулировку «либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию)», оставить фразу «если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо а равно за общее покровительство или попустительство по службе…».
Множество вопросов вызывает также и применение законодателем в ч.1 ст. 290 УК РФ таких терминов, как общее покровительство и попустительство. Говоря о первом из них, об общем покровительстве, следует отметить, что незаконное денежное вознаграждение в связи с совершением данного вида действий возможно получить, совершая заранее не оговоренный с взяткодателем круг действий. Коррупционный преступник, однако, понимает, что от него требуется совершение определенных действий, которые будут отвечать интересам взяткодателя. Чаще всего данные прецеденты возникают в коллективе должностных лиц, где работник может предложить незаконное вознаграждение своем руководителю, например, за предоставление им более высокой должности. Для попустительства же характерно преступное лояльное отношение должностного лица к взяткодателю, которое выражается в неприменении в отношении него мер ответственности. Разграничение понятий попустительства и покровительства получило в ПП ВС №24 [ПП ВС №24]. Данный нормативный акт говорит о том, что общее покровительство по службе может проявляться, в частности, в необоснованном назначении подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, во включении его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам. К попустительству по службе относится, например, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления совершенного взяткодателем нарушения. Относящиеся к общему покровительству или попустительству по службе действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчиненных, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции. Покровительство и попустительство, на наш взгляд, являются очень схожими составами преступления, что делает их разграничение достаточно сложным для правоохранительных органов и может привести к ошибкам в квалификации преступления. Нами предлагается исключить понятие попустительства из ч.1 ст. 290 УК РФ и объединить его с покровительством по службе. Данное нововведение также позволит устранить нормативную коллизию с ч.3 ст. 290 УК РФ.
Следует отметить, что диспозиции некоторых статей, касательно коррупционных преступлений, например, дача взятки (ст. 290 УК РФ) и посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) не содержат указания на возможные последствия. Однако анализ данных составов преступлений позволяет сделать вывод о том, что вред от их совершения наносится непосредственно интересам личности, общества и государства. Итак, в зависимости от того, включены ли возможные последствия в объективную сторону, можно выделить формальные и материальные составы преступлений.
В преступлениях с формальным составом (например, дача взятки) объективная сторона не включает наступление общественно опасных последствий. Для наличия такого состава преступления достаточно только доказать факт действия, прописанного в законе. Установив общественно опасное деяние и общественно опасные последствия необходимо установить между ними причинную связь. Это необходимо делать для того, чтобы доказать, что наступление вредных последствий является результатом предшествующих им действий и/или бездействия преступника. Касаемо преступлений коррупционной направленности это необходимо делать для того, чтобы доказать взаимосвязь между действиями коррупционного преступника и наступившими от его незаконных действий последствиями. Например, происхождение денежных средств в следствии его преступной деятельности, в качестве должностного лица [Ким, 2018, с. 127].
Необходимо также отметить, что отличие одних преступлений от других происходит и, в том числе, по механизмам воздействия на объект преступного посягательства. Механизм воздействия нами понимается как способы совершения преступления, которые могут быть весьма разнообразными, например, путем хищения вещи у ее владельца происходит отчуждение принадлежащему ему имущественному праву на вещь. Так, например, в случае с преступлениями коррупционной направленности этот механизм имеет форму истребования, вымогательства, предложения или обещания, а также получения, приобретения или передачи каких-либо материальных или нематериальных благ в обмен на совершение различных незаконных действий, противоречащих должностным, служебным или иным полномочиям ответственного лица [Козлов, 2017, с. 384].
В качестве итога рассматриваемой темы можно выделить следующие выводы:
- необходимо внести изменения в ст. 290 УК РФ в виде исключения формулировки «либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию)» и оставления фразы «если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, либо а равно за общее покровительство или попустительство по службе…», что позволит избежать возможных ошибок в квалификации преступлений;
- необходимо разграничить составы попустительства и покровительства путем их объединения и исключения первого из ч.1 ст. 290 УК РФ, данное нововведение также позволит устранить нормативную коллизию с ч.3 ст. 290 УК РФ, которая заключается в том, что общее покровительство и попустительство по службе – частный случай злоупотребления должностными полномочиями;
- необходимо также отметить, что при наличии объективных признаков становится возможным определение внутренней, т.е. субъективной стороны преступления.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет