Реферат по дисциплине «Биоэтика»



Дата23.12.2021
өлшемі106 Kb.
#128431
түріРеферат
Байланысты:
реферат


ФГБОУ ВО «Алтайский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Кафедра гуманитарных наук с курсом клинической психологии

РЕФЕРАТ
По дисциплине «Биоэтика»


Нравственные основания современной биоэтики
Выполнила: студентка 351 группы 3 курса

Фармацевтического факультета

Лукина Екатерина Андреевна,

Проверила: доцент Кочетова Юлия Юрьевна

Барнаул,

2021


СОДЕРЖАНИЕ
Введение..................................................................................................................3

Предмет биоэтики...................................................................................................4

Сфера этики.............................................................................................................8

Принципы биоэтики в медицине.........................................................................11

Список литературы...............................................................................................16
ВВЕДЕНИЕ
Курс биоэтики в государственные стандарты профессионального медицинского образования Российской Федерации был введён сравнительно недавно, а именно – в 2001 году. Очевидно, что в нашей стране биоэтика, как учебная дисциплина, находится в процессе своего становления. Вместе с тем, следует отметить, что имеется уже довольно большое количество публикаций, посвящённых данной тематике, как отечественных, так и зарубежных, в основном, западных авторов. На Западе значительный практический и теоретический интерес к проблемам биоэтики возник раньше, что позволило продвинуться, хотя бы частично, и по пути их решения.

Однако, как представляется, и сегодня, и в обозримом будущем биоэтика будет оставаться, по большей части, всё ещё проблемным полем, сферой острых дискуссий. Новейшие научные достижения биологии и медицины, внедряемые в практику здравоохранения, порождают неоднозначные, нередко противоположные суждении и оценки. Кроме того, фундаментальные проблемы здоровья, определение степени вмешательства в естественные процессы рождения и смерти человека имеют не только медицинский аспект, но и содержат в себе моральную, религиозную, философскую стороны.

Таким образом, биоэтика сегодня – это, в основном, становление сложного комплекса проблем, где больше вопросов, нежели чем однозначных ответов.

1. ПРЕДМЕТ БИОЭТИКИ


Биоэтика обрела свой статус сравнительно недавно – в конце ХХ века. Её появление отразило, в определённой мере, те сущностные изменения, которые происходят в современном мире. Техногенная цивилизация, создавая повсюду искусственное вместо естественного, наконец “добралась” и до самой человеческой природы. Впервые в истории открылись возможности выбора там, где до этого шёл естественный ход событий. Возникшие новые биомедицинские технологии позволяют фундаментально трансформировать человеческую природу: давать жизнь, путём искусственного оплодотворения (не говоря уже о возможности клонирования человека), используя трансплантацию органов и генную инженерию, кардинально менять качественные параметры и длительность человеческой жизни. В поле рационального технологического выбора попала и человеческая смерть: появилась возможность длительного поддержания функционирования организма, при утрате пациентом сознания, путём применения искусственных систем жизнеобеспечения. Актуальной также стала и проблема эвтаназии.

Другими словами, теперь, на новом историческом этапе естественные процессы жизни и смерти человека связаны с правом самого человека манипулировать своей биологической природой. Важно подчеркнуть принципиальную новизну возникшей исторической ситуации, когда речь идёт о существовании человека, как биологического вида. Такая ситуация требует если и не “переоценки всех ценностей”, то, по крайней мере, активного поиска адекватных, обоснованных ответов на всё новые и новые вызовы времени. Именно здесь и должен проявиться потенциал биоэтики.

Предмет биоэтики пока не получил всеми признанного теоретического определения. В литературе существуют разные трактовки данного предмета.
Известно, что современная биоэтика зародилась в США. Именно там новые биомедицинские технологии получили широкое опережающее распространение, что потребовало и этического осмысления не встречавшихся ранее проблем. Сам термин «биоэтика» ввёл в 1970 году американский биохимик В.Р.Поттер (1911-2001). Так он назвал область исследований, в которой следует соединить биологические науки с этикой для решения стратегической задачи выживания человека, как биологического вида, в условии обеспечения достойного качества человеческой жизни.

Примерно в то же время американский врач А.Хеллегерс (1929-1979) предложил свою трактовку биоэтики, отличающуюся более прикладным характером. В его понимании, биоэтика представляет собой новый способ осмысления и решения моральных конфликтов, которые порождены высокими технологиями современной медицины. Однако, как представляется, главная заслуга Хеллегерса заключалась в другом. Он особенно много сделал для того, чтобы биоэтика обрела академический статус и была признана в биологии и медицине, а также получила известность в широких кругах общества, через СМИ и принятие соответствующих юридических решений.

Позднее, начали создаваться различные исследовательские центры, консультативные комитеты и комиссии по биоэтике – сначала в США, затем и в других странах. В нашей стране, Российский Национальный Комитет по биоэтике был образован в 1992 году, под эгидой Российской Академии наук.

В определённом смысле, биоэтику можно трактовать и как продолжение традиционной врачебной этики, имеющую свою давнюю историю ещё со времён Гиппократа. В частности, принцип «не навреди», сформулированный ещё в античной медицине, значим и для современной биоэтики. Однако, следует замечать и различия, поскольку традиционная медицинская этика носила патерналистский характер, когда врач выступал в роли доброго, всезнающего знатока, своего рода мудрого и заботливого отца, который брал под свою полную опеку пациента. Для современной же биоэтики характерно то, что во взаимоотношениях между врачом и пациентом бремя ответственности распределяется уже между двумя этими сторонами. Нередко бывает и так, когда к принятию важных решений подключается и третья сторона – соответствующая этическая комиссия, очевидна новизна ситуации.

Ещё один содержательный момент при характеристике биоэтики можно обнаружить при анализе самого этого термина, который соединяет в себе два

понятия: «биологическое» и «этическое». Исследователи уже отмечали (см. Биоэтика: принципы, правила, проблемы. М.,1998), что понятие «биологическое» в отношении человека отражает общее природное и естественное содержание жизни, которое проявляется, в частности, и в виде

природных телесных влечений. В начале человеческой истории формирующаяся мораль («этическое») укрощала стихию первобытных инстинктов людей, закладывая основу становления социальных и духовных качеств человека. Тем самым, «этическое» первоначально выступало в форме защиты от преобладания природно-биологической стороны в человеке. Или, другими словами, упрощённо – «этика» в становлении человека была против «биологии» животного мира. Современное же техногенное общество, создавая тотальную искусственную среду, ставит под вопрос вообще биологическую, естественную жизнь человека. Поэтому, сегодня «этическое» призвано защитить саму жизнь человека, как биологического вида, от чрезмерного давления искусственного, техногенного. Следовательно, современная «биоэтика» должна быть уже не против, а за «биологию» в человеке. Однако, важно подчеркнуть, что «биоэтика» — это всегда «этика» и она не может санкционировать существование человека в качестве просто природного животного. Следовательно, «биоэтика» - за сохранение биологических, естественных основ в современном культурном человеке, а не за консервацию природных инстинктов первобытного дикаря. К этому следует добавить, что термин «биологическое», понятно, относится не только к человеку, а отражает качественную специфику и многообразие всей живой природы, включая, конечно, и человека. И в этом широком смысле «био-этика» выступает и как общая «этика жизни». Таковой видится диалектика смыслового содержания самого этого термина «биоэтика».

Возвращаясь к определению предмета биоэтики, приведём его описание, данное в упомянутой ранее статье в энциклопедии: «Биоэтика – сфера междисциплинарных исследований, публичных дискуссий и политических решений, связанных с осмыслением, обсуждением и разрешением разнообразных проблем, которые порождают новейшие достижения биологических и медицинских наук и практика здравоохранения.»

Очевидная незавершённость определения предмета биоэтики, дискуссионный характер многих её проблем не позволяют однозначно ответить и на вопрос о возможности формирования единой универсальной глобальной биоэтики. С одной стороны, мировое сотрудничество, идущее в разных областях, затрагивает и сферу биоэтики, что должно создавать основу и для единой биоэтики. А, с другой – некоторые теоретики (в основном, не западные) делают акцент на существенных различиях в понимании моральных ценностей, имеющих место на Западе и на Востоке.

Одним из аргументов первой позиции может послужить «Декларация о глобальной этике», принятая Парламентом религий мира в 1993 году. В

«Декларации», в частности, отмечается: «Мы утверждаем, что общий набор сердцевинных ценностей есть в учениях всех религий мира и что именно эти ценности образуют основу глобальной этики…» Главный принцип – требование, чтобы «с каждым человеческим существом обращались по-человечески», что предполагает глобальную приверженность культуре:

1) ненасилия и уважения к жизни; 2) солидарности и справедливого экономического порядка; 3) терпимости и правдивости; 4) равных прав и сотрудничества между мужчинами и женщинами.

Вторая позиция может быть проиллюстрирована точкой зрения, которую излагает японский профессор Сакамото Хякудай (см. Чугров С.В. Япония в поисках новой идентичности. М.,2010.). Он исходит из существования широкого многообразия ценностных систем в современном мире, поэтому новая биоэтика не может быть только европейско-американской. Важные для западного общества понятия «прав человека» или «человеческого достоинства» не обладают подобной значимостью на Востоке. Азиатские народы опираются на традиционную мораль и ищут решение своих проблем посредством благополучия всего общества, взаимопомощи и солидарности, а не на основе индивидуалистического начала, характерного для Запада. Хотя японский профессор выступает, в целом, за «политику диалога и согласования», но, однако, он полагает, что новая «глобальная» биоэтика более соответствует холистическим (целостным) учениям даосизма, конфуцианства и буддизма. На основе этих восточных учений и должна создаваться новая философия отношений между человеком и природой, не допускающая противопоставления природного и искусственного и без дискриминации прав «нечеловеческих существ» - растений и животных.

Таким образом, если принять во внимание не только расхождение позиций, которое имеет место у разных теоретиков, но и наличие существенных культурно-цивилизационных различий, характерных для современного мира, то вряд ли, в обозримом будущем, можно ожидать создание единой глобальной биоэтики. Пока, сегодняшняя биоэтика – это, в основном, продукт западной цивилизации.

2. СФЕРА ЭТИКИ
Биоэтика принадлежит к сфере этики. Поэтому важно уяснить хотя бы некоторые, сущностные характеристики этой общей сферы, которые так или иначе соотносятся и с биоэтикой.

Этика, мораль и нравственность – три первоначальных понятия, которые употребляются в этой связи. Поскольку все данные слова означают примерно одно и то же (их внешняя непохожесть объясняется происхождением от разных языков: древнегреческого, латыни, русского), то, нередко, их используют как синонимы. В то же время уже сложилась и некоторая традиция употребления этих слов в разных контекстах. В этой связи отметим ряд особенностей данных понятий.

Мораль, нравственность – это первичная форма культуры, значимый способ регуляции отношений в обществе, через устоявшиеся, проверенные временем нормы, предписания, обычаи. Морально-нравственная область содержит ту часть опыта человеческого общества, которую обычно именуют понятиями «добро» и «зло», «добродетель» и «порок», «долг», «совесть», «справедливость» … Разрушение устоев сложившейся морали в конечном счёте означает и разрушение конкретного общества. К примеру, падение Древнего Рима было вызвано не только воинскими успехами его внешних врагов, но и моральным разложением самих римлян, когда на смену прежним общественным ценностям, таким как честь, служение отечеству, героизм – пришли потребительские требования городских плебеев: «Хлеба и зрелищ!»

Важно также отметить, что мораль – это не то, что есть, а скорее то, что должно быть. Мораль представляет собой не статичное состояние, своего рода законченный набор неких положительных качеств, а напряжённое стремление сознательного человека преодолевать своё собственное несовершенство. Мораль надо искать не там, где люди охотно осуждают поступки других (наверное, одно из самых приятных занятий), а, скорее, там, где строгие моральные требования предъявляются к самому себе. Морально-нравственная позиция предполагает тяжёлую, непрекращающуюся борьбу с собственными недостатками, борьбу с тем своим низким и подлым, что периодически всплывает в обычной человеческой жизни каждого.

Этика, в отличии от морально-нравственной практики призвана дать общее, теоретическое представление об этой практике. Нередко также данный термин употребляют для обозначения системы профессиональных правил, сложившихся в конкретной области человеческой деятельности, например, «деловая этика», «врачебная этика».

Ключевые понятия этической сферы – это «добро» и «зло». Добро в широком смысле слова понимается как благо (по Аристотелю, благо – это то, к чему все стремятся). В зависимости от той или иной философской системы или культурной традиции добро (благо) может трактоваться как счастье, удовольствие, польза, нечто общепринятое, целесообразное… Собственно, моральное добро, как ценностное представление, имеет свои особенности. Во-первых, моральное добро не возникает по причине действия природных сил. Например, хорошая погода – это благо, но не моральное добро, поскольку зависит только от сочетания природно-климатических факторов. Во-вторых, моральное добро связано с духовным миром человека, оно осуществляется человеком сознательно, личностно и не для себя, а для других.

Зло понимается как ценностное представление противоположное добру. Оно также может трактоваться расширительно, как любые вредные для человека состояния или факторы, вызывающие подобные состояния. В таком понимании стихийное бедствие (землетрясение, наводнение), повлекшее разрушения и человеческие жертвы, это зло. Однако, моральное зло (по аналогии с моральным добром) может возникнуть только по причине сознательных человеческих действий. Взятое в этом смысле, моральное зло отражает негативные состояния человека и тех виновников, кто приводит к этим состояниям. Обычная смерть как естественный финал человеческой жизни по традиции воспринимается как горе для родных и близких покойного. Однако, данную ситуацию вряд ли можно рассматривать через призму морального зла. Моральное зло наглядно проявляется лишь там, где смерть человека происходит в результате преднамеренных, сознательных действий кого-то и называется другим словом – убийство. Следовательно, негативные состояния человека – болезнь, страдания, нищета и другие, обретают характеристику морального зла лишь в том случае, если они вызваны кем-то другим, сознательно и преднамеренно. Таким образом, и добро, и зло, с точки зрения морали, это всегда следствие человеческих поступков, в условиях сознательного выбора.

Многообразие этической сферы включает в себя и принцип справедливости. Когда речь идёт о регулировании взаимоотношений между людьми по поводу распределения материальных или социальных благ, то одним из возможных регуляторов является принцип справедливости. Например, если существует ограниченность ресурсов современной медицины, то поневоле возникают вопросы: как их распределить, кому в первую очередь оказать медицинскую помощь. Очевидно, что решение подобных проблем во многом зависит от характера политического строя, от типа взаимоотношений личности и общества. На индивидуальном уровне справедливость требует уважения прав другого человека. Или, упрощённо: «никого не обижай», «не вреди». Теоретик анархизма П.Прудон (1809-1865) вообще считал, что принцип справедливости является основой всей морали. Вот формула справедливости, по Прудону: «Уважай ближнего, как самого себя, даже если ты не можешь его любить, и не допускай, что его так же, как тебя самого, не уважали.»

На протяжении длительной истории человечества в разных регионах мира

было выработано «золотое правило нравственности». Формулировка этого правила несколько отличается по форме, если исходить из различных источников (Конфуций, Будда, античные мудрецы, Библия и др.). Классическим можно считать такое определение: «(Не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы другие поступали по отношению к тебе.»

Если подходить исторически, то первой фундаментальной моральной нормой, которая послужила действенным средством преодоления зоологического эгоизма первобытных людей, явилось «табу». Табу – это особые запреты совершать определённого рода действия и сами такие запретные действия. К примеру, табу могло регулировать сексуальную сферу (запрет на кровосмешение, на браки межу близкими родственниками), или относиться к особенностям питания (запрет на определённую пищу, которая, согласно верованиям, считалась опасной), или выступать как запрет на произнесение определённых слов. Люди верили, что в случае нарушения кем-либо табу, неминуемая кара настигнет не только конкретного виновника, но и всё данное сообщество в целом. Именно реальный безотчётный страх перед неведомой грозной карающей силой и удерживал первобытного человека от нарушения табу.

В дальнейшем, по мере исторического развития общества, нормы морали обрели своё основание в религии и воплотились в культурах древних цивилизаций.


3. ПРИНЦИПЫ БИОЭТИКИ В МЕДИЦИНЕ


Как уже отмечалось, биоэтика находится в процессе своего становления и представляет собой скорее поле для дискуссий, нежели чем стройную, однозначно воспринимаемую систему теоретических положений. Однако в литературе уже обозначены и рассматриваются некоторые принципы биоэтики, которые имеют значение и для медицины. Напомним, что сам термин «принцип» означает основное, исходное положение какой-либо теории.

Наибольшее распространение (и в то же время критические замечания) получила разработка современных американских теоретиков Т.Бичампа и Д.Чилдресса, в которой сформулированы четыре принципа биоэтики:

«не навреди», «делай благо», «принцип уважения автономии пациента», «принцип справедливости». Содержание названных принципов рассматриваются в разных аспектах (см. напр., Биоэтика: принципы, правила, проблемы. М.,1998), приведём здесь один из возможных вариантов.
Первый принцип - «не навреди»

Этот принцип известен ещё со времён Гиппократа и имеет прямое отношение к профессиональной деятельности медицинских работников. Конкретные проявления возможного нанесённого вреда имеют разные формы и разновидности. Если брать функции врача, то вред может быть вызван его бездействием, неоказанием помощи пациенту. Например, когда врач, находясь на дежурстве, занимается своими личными делами и не выполняет необходимых лечебных действий, то, очевидно, что он наносит вред пациенту и должен за это отвечать. Однако, если рассмотреть более сложную ситуацию, когда врач был занят, оказывая помощь более тяжёлому больному, то задержка в процедуре лечения другого пациента не может быть оценена так однозначно, как в первом случае. Ещё одна форма вреда, может проявиться вследствие недобросовестности, небрежности со стороны медперсонала. Например, когда применяемые в процессе лечения медицинские инструменты не имеют необходимой стерильности. Возможен также вред, возникший по причине недостаточного уровня медицинской квалификации, когда получивший диплом врача (к примеру, в прошлом студент-троечник) не умеет профессионально делать то, чего требует в данный момент врачебная профессия.

Иные разновидности вреда могут обнаружиться, если подойти к ситуации со стороны пациента, что не всегда понимается медицинскими работниками. Во-первых, любой визит к врачу требует от пациента затрат времени, а нередко и денег, что означает для него очевидные потери. А если, в итоге, пациенту будет предписан определённый режим, или же ему предстоит госпитализация, то вред проявится в виде ограничения свободы человека. Во-вторых, сама форма информирования пациента о состоянии его здоровья и о прогнозе заболевания может содержать вред. К примеру, утаивание информации, обман пациента, или сообщение ему правдивой информации в слишком жёсткой форме, или передача медицинской информации о состоянии больного третьим лицам (нарушение врачебной тайны) – всё это можно рассматривать как вред. В-третьих, лечебные процедуры, назначенные врачом, могут иметь болезненный характер, следовательно, врач в процессе лечения причиняет пациенту физическую боль. К тому же, в определённых случаях (например, при ампутации конечностей) врач делает пациента инвалидом.

Здесь перечислены далеко не все случаи возможного нанесения пациенту вреда, но, очевидно, что если абсолютизировать принцип «не навреди», довести его до крайности, то следовало бы вообще запретить любое медицинское вмешательство. Поэтому диалектика взаимоотношений медицинского персонала с пациентом такова, чтобы, во-первых, объективно причиняемый вред был всё же меньше того блага, которое должен получить заболевший человек в результате лечения и, во-вторых, медицинским работникам необходимо всегда стремиться минимизировать этот вред. Из всего этого можно сделать вывод о том, чтобы исходящий от врача объективно неизбежный вред был только минимальным. Именно поэтому врачевание и называют искусством, причём таким искусством, где всегда присутствует моральный выбор врача.


Второй принцип – «делай благо»

Данный принцип – это своего рода расширение первого принципа. Если первый принцип «не навреди» выступает в форме запретов, то принцип «делай благо» (или «делай добро») требует определённых позитивно-этических действий: благодеяния, милосердия, благотворительности. Этот принцип больше погружён в эмоциональную сферу, где действуют не столько рациональные соображения, сколько такие чувства, как сострадание и жалость. Принцип «делай благо» предполагает активность по предотвращению вреда, чтобы облегчить боль и страдания пациента.

Принцип «делай благо» тесно взаимосвязан с принципом «не навреди», поскольку и задача всего здравоохранения в целом и каждого отдельного медицинского работника в отдельности заключается в обеспечении жизненно важного блага людей – здоровья. Очевидно, что профилактика заболеваний, а также восстановление утраченного здоровья человека, используя современные медицинские средства и методы – всё это входит в конкретное содержание данного принципа. Можно также добавить, что облегчение боли и страданий умирающего – это тоже благо.

Одна из проблем, которая возникает в связи с рассмотрением данного принципа, касается вопроса о том, кто именно будет определять содержание конкретного блага. Известная многовековая медицинская традиция, которая получила название «патерналистская», означает, что именно врач единолично решает, в чём конкретно состоит благо пациента. Врач, в этом случае, словно играет роль мудрого родителя, который отвечает за поведение своего неразумного ребёнка и заботится о его благе. Однако, в современных условиях, в связи с ростом образованности и информированности населения, ростом самосознания личности понимание блага у врача и пациента могут и не совпадать. В этом случае возникает проблема для обсуждения.


Третий принцип – «принцип уважения автономии пациента»

Вообще-то говоря, принцип уважения автономии пациента можно рассматривать и как одно конкретных выражений категорического императива И.Канта о том, что человек всегда цель, а не средство, т. е. признание того, что каждый человек самоценен и вправе самостоятельно принимать все важные решения. Вместе с тем следует заметить, что значение этого принципа в здравоохранении проявилось лишь в последние десятилетия, когда историческая патерналистская модель медицины вошла в противоречие с возросшей личностной потребностью пациента осознанно участвовать в принятии решений о формах и методах его лечения. Стало практикой, что когда, например, доктор предлагает пациенту сделать хирургическую операцию, то пациент сам принимает то или иное решение. Понятно, что, делая свой выбор, он будет опираться на информацию, которую ему сообщил лечащий врач, но всё-таки выбор будет его собственным. Следует отметить, что такая автономия вовсе не означает какое-то своеволие капризного пациента. Данный принцип предполагает уважительный и рациональный диалог между врачом и пациентом, когда они совместными усилиями стремятся достичь лечебного блага. Этот принцип важен также и для практики биомедицинских экспериментов на человеке. Испытуемый должен получить полную информацию о возможных рисках для его здоровья, чтобы участие в эксперименте было его осознанным и свободным выбором.

Принцип уважения автономии пациента имеет и свои пределы, когда приходится ограничивать эту автономию. Под категорию ограничений автономии пациента подпадают лица не способные нести ответственность за свои поступки: дети, пациенты с некоторыми психическими заболеваниями, а также те, кто находится в состоянии алкогольного или наркотического воздействия. Здесь ограничение данного принципа оправдывается применением других принципов – «не навреди» и «делай благо», которые получают приоритет, чтобы защитить названную категорию лиц от возможного вреда, который они могли бы причинить себе сами.


Четвёртый принцип – «принцип справедливости»

Справедливость является не только важным понятием морально-нравственной сферы, но относится также к политической, социальной и правовой сферам. Там, где проявляются отношения между людьми по выполнению их обязанностей на разных уровнях (оценка того, кто и как их выполняет), также там, где происходит распределение материальных, социальных и других благ – там возникают проблемы справедливости. Понятие справедливости находится в сложной взаимосвязи с понятием равенства. Позволим такой пример: в общественном транспорте все пассажиры равны, но, с моральной позиции, молодому пассажиру следует уступить место вошедшему пожилому человеку. Следовательно, морально справедливым может быть и определённое неравенство, принятое в обществе. Уместно напомнить здесь и критерий справедливости Аристотеля: «Равные должны рассматриваться равно, а неравные – неравно».

Принцип справедливости весьма актуален и для нашей медицины. В доступе к современным медицинским технологиям, к эффективным, но, порой, редким и дорогостоящим лекарствам, очевидно, мы не найдём сегодня равенства. Здесь возможны различные критерии в выборе справедливого решения, каждый из которых имеет своих сторонников и критиков. К примеру, если взять за основу критерий распределения «по заслугам», то это позволит людям, которые имеют заслуги перед обществом, получать приоритетный доступ к эффективным медицинским средствам, что, вообще-то, справедливо. Однако, если уточнить, а кто же будет определять «заслуги», то на практике, скорее всего, это будут представители власти, которые вряд ли забудут и себя, и своих приближённых.

Один из общих вопросов, который актуален и для нашей страны: какую модель здравоохранения предпочесть – рыночный механизм распределения медицинских услуг или общегосударственную систему медицины, бесплатную для населения. Некоторые теоретики рекомендуют в этом случае не заниматься чисто умозрительными спорами, а применить утилитаристский подход. С позиции утилитаризма, выбор должен быть сугубо эмпирический: какая модель здравоохранения даёт лучшие конкретные результаты по снижению общего уровня заболеваний и смертности, а также приводит к повышению средней продолжительности жизни и улучшения её качества – ту и выбрать. Теоретики могут долго дискутировать, но, как известно, решения на государственном уровне принимают властные органы. И, судя по тому, что у нас идёт «ползучая» коммерциализация медицины – решение уже принято.

Другая сторона справедливости в сфере медицины – это место и статус врачей в обществе. Выполняя сложную и ответственную работу, требующую большой самоотдачи, работники здравоохранения должны быть оснащены современной медицинской техникой и получать за свой труд достойную зарплату. Что касается последнего фактора, то при низкой зарплате рядовых врачей, объективно, главным становится стремление выживания, а нравственные профессиональные соображения отходят на второй план. От того, как государственная власть регулирует распределение ресурсов в обществе прямо зависит уровень остроты проблемы справедливости.

Помимо рассмотренных четырёх принципов биоэтики, некоторые теоретики предлагают свои варианты систем принципов. Приведём для сравнения один из них.



Принципы биоэтики

  1. Принцип ответственности.

  2. Принцип благодеяния.

  3. Принцип автономности (свободы) личности.

  4. Принцип информированного согласия

  5. Принцип научного актуализма: принимая решение руководствуйся наиболее развитыми теориями и возможностями передовых технологий.

  6. Принцип справедливости.

Последний вариант близок по смыслу к рассмотренной ранее системе принципов, которую разработали Т.Бичамп и Д.Чилдресс. Однако, как представляется, принцип ответственности мог бы дополнить и изложенные ими четыре принципа биоэтики.

Особое место в медицинской этике занимает проблема сохранения врачебной тайны. Со времён Гиппократа и поныне для врачевателей существует правило – сохранять в тайне сведения, полученные в процессе лечения пациента. Это этическое правило получило своё юридическое закрепление и в официальных документах, в частности, в «Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». В то же время известны и некоторые исключения из этого общего правила, например, при угрозе распространения инфекционных заболеваний, по официальному запросу правоохранительных органов, а также в некоторых других случаях.

Очевидно, что там, где существуют чёткие правовые нормы, закреплённые в соответствующем законодательстве, меньше возникает проблем и в сфере этики. Однако сложная и многообразная практика отношений «врач-пациент» не вмещается полностью в строгие юридические параграфы, предполагающие однозначные ответы. Поэтому, нередко, в конкретной ситуации выбор приходится делать самому врачу, исход из своих нравственных принципов. И в этой связи, одна из дискуссионных тем – следует ли сообщать больному в процессе лечении всю правду о ходе его болезни или допустима «святая ложь во спасение». Ситуация упрощается, если болезнь излечима и данное медицинское учреждение располагает всем необходимым для этого. Но, когда болезнь смертельно опасна и не оставляет шансов на успех лечения – то, что в таком случае сказать пациенту? Сказать ему прямо: «Ваши дни сочтены, медицина бессильна». Или, не сказать правду и обнадёжить больного. Здесь мы не найдём одного готового ответа.

Врачу к такому разговору надо серьёзно и тщательно готовиться, учитывая особенности личности больного, исходя из классического принципа медицины «не навреди».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1. https://www.sechenov.ru/upload/iblock/247/247d8c65c85a9c10900c77c1510bf9dc.doc
2.

http://www.inggu.ru/upload/lectures/%D0%B1%D0%B8%D0%BE%D1%8D%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0%201.pdf






Достарыңызбен бөлісу:




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет