Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо



Pdf көрінісі
бет38/57
Дата14.05.2020
өлшемі0.93 Mb.
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   57
Опасность чистой уверенности
Эрин  сидит  напротив  меня  в  суши-ресторане  и  пытается  объяснить,
почему  не  верит  в  смерть.  Прошло  уже  три  часа.  За  это  время  она  съела
четыре  ролла  с  огурцом  и  выпила  целую  бутылку  саке.  (И  наполовину
прикончила вторую бутылку.) Это самый разгар вторника, 16 часов.
Я не звал ее сюда. Она выяснила по интернету, где я, и примчалась на
встречу.
Снова.
Уже  не  в  первый  раз.  Эрин,  видите  ли,  убеждена¸  что  умеет
предотвращать  смерть  —  только  для  этого  ей  нужна  моя  помощь.  И
помощь  не  в  деловом  смысле  слова.  Ладно  бы  ей  нужен  был  совет  по
рекламе.  Но  дело  зашло  дальше:  она  хочет,  чтобы  я  был  ее  бойфрендом.
Почему? После трех часов расспросов и полутора бутылок саке это все еще
неясно.
Не подумайте чего: с нами в ресторане была моя невеста. Эрин решила


вовлечь ее в дискуссию. Эрин хотела донести до нее, что «готова делиться
мной»  и  что  моя  девушка  (а  ныне  моя  жена)  «не  должна  чувствовать
угрозу» с ее стороны.
Мы с Эрин познакомились на психологическом семинаре в 2008 г. Она
казалась  довольно  симпатичной.  Да,  была  чуть  суеверна,  увлекалась  нью-
эйджем,  но  с  головой  на  плечах;  училась  в  одном  из  самых  престижных
вузов  и  работала  адвокатом.  Она  считала  меня  славным,  остроумным  и…
зная меня, вы можете догадаться, что я с ней переспал.
Через  месяц  она  пригласила  меня  переехать  к  ней  на  другой  конец
страны. Мне это показалось тревожным сигналом, и я попытался порвать с
ней. В ответ она заявила, что наложит на себя руки, если я ее брошу. Вот
уж сигнал так сигнал. Я заблокировал от нее почту и все девайсы.
Это притормозило, но не остановило ее.
За много лет до нашей встречи Эрин попала в автокатастрофу и едва не
погибла.  То  есть  в  медицинском  плане  она  и  «погибла»  на  несколько
мгновений:  деятельность  мозга  прекратилась.  Но  врачи  совершили  чудо:
оживили  ее.  А  когда  она  «вернулась»,  то  увидела  все  в  ином  свете.  Она
стала
очень
духовной.
Заинтересовалась
биоэнергией,
ангелами,
универсальным  сознанием  и  картами  Таро.  Она  верила,  что  стала
целителем  и  эмпатом,  обрела  способность  видеть  будущее.  А  еще  по
какой-то  причине  после  нашей  встречи  решила,  что  нам  с  ней  вместе
уготовано спасти мир («победить смерть», как она говорила).
Когда  я  заблокировал  ее,  Эрин  стала  создавать  новые  электронные
адреса,  подчас  посылая  мне  с  десяток  разгневанных  писем  в  день.  Она
создавала фейковые аккаунты в Facebook и Twitter, чтобы досаждать мне и
моим  близким.  Она  создала  двойник  моего  сайта  и  написала  десяток
статьей  о  том,  что  я  был  ее  приятелем,  лгал  ей,  обманывал  ее,  обещал
жениться и что мы принадлежим друг другу. Я попросил ее закрыть сайт, и
она  ответила:  пожалуйста  —  но  только  если  я  перееду  в  Калифорнию  и
буду с ней. Такой вот компромисс.
Свои поступки она оправдывала всегда одинаково: я — ее судьба, наш
союз  заключен  на  небесах.  Она  в  буквальном  смысле  проснулась  среди
ночи  от  голосов  ангелов,  которые  возвестили  ей,  что  «наши  особые
отношения»  станут  предвестием  нового  и  мирного  века  на  земле.  (Да,  так
она мне и сказала.)
К тому времени, как мы сидели в суши-ресторане, я получил от нее уже
тысячи писем. Отвечал я или не отвечал, отвечал уважительно или сердито,
ничего  не  менялось.  Она  стояла  на  своем,  и  ее  вера  была  неколебимой.  А
ситуация продолжалась уже семь лет (и дело на этом не кончится).


И вот я сидел в этом ресторанчике и глядел, как Эрин глотает рюмку за
рюмкой  и  часами  рассказывает,  как  духовной  энергией  вылечила  кота  от
камней в почках. И мои мысли потекли по новому руслу.
Эрин — большой фанат самосовершенствования. На книги, семинары и
курсы она истратила десятки тысяч долларов. И самое безумное состоит в
том,  что  усвоенное  она  старается  внедрять  в  жизнь.  У  нее  есть  мечта,  и
мечту  она  не  предает.  Она  занимается  визуализацией,  предпринимает
усилия,  терпит  отказы  и  неудачи,  после  чего  встает  и  делает  новые
попытки. Она неутомимо позитивна. Да еще чертовски высокого мнения о
себе.  То  есть  она  думает,  что  может  исцелять  котов,  как  Иисус  исцелил
Лазаря. Ни больше ни меньше.
Но ее ценности никуда не годятся, поэтому все это без толку. Пусть она
делает все «правильно» — у нее правоты от этого не прибавляется.
Зато уверенности хоть отбавляй. Она прямо сказала мне: да, ее главная
идея  иррациональна,  безумна  и  приносит  нам  с  ней  несчастье.  Но
неизвестно  почему,  она  кажется  ей  правильным,  а  потому  она  не  может
отказаться от нее и оставить меня в покое.
В середине 1990-х гг. психолог Рой Баумайстер исследовал понятие зла.
Его интересовали люди, которые делают зло: зачем они это делают?
В  ту  пору  полагали,  что  люди  ведут  себя  плохо,  ибо  они  о  себе
невысокого  мнения,  у  них  низкая  самооценка.  Одним  из  первых  и
удивительных  открытий  Баумайстера  было,  что  зачастую  дело  обстоит
иначе,  а  обычно  и  вовсе  наоборот.  Некоторые  из  самых  отпетых
преступников  были  о  себе  далеко  не  низкого  мнения.  И  это  высокое
мнение,  абсолютно  ничем  не  обоснованное,  оправдывало  в  их  глазах
бесчинства, пренебрежение другими людьми.
Индивиды  считают  мерзкие  поступки  по  отношению  к  другим
оправданными,  когда  неколебимо  уверены  в  собственной  праведности,  в
собственных убеждениях и заслугах. Расисты ведут себя как расисты, ибо
убеждены  в  своем  генетическом  превосходстве.  Религиозные  фанатики
взрывают себя и убивают десятки людей, поскольку твердо рассчитывают
стяжать  мученический  венец  на  небесах.  Мужчины  насилуют  и  обижают
женщин, поскольку убеждены в своем праве на их тела.
Злые  люди  никогда  не  считают  злом  себя:  они  считают  злом  всех
остальных.
А  вспомним  нашумевшие  эксперименты,  ныне  известные  как
«эксперименты  Милгрэма».  (Их  провел  психолог  Стэнли  Милгрэм.)
Участникам  экспериментов  —  абсолютно  нормальным  людям  —
предлагалось  физически  наказывать  других  участников  за  нарушение


определенных  правил.  С  каждым  новым  нарушением  наказание
усиливалось.  И  участники  слушались,  доходя  до  настоящего  истязания.  И
почти никто не возражал всерьез, не отказывался. Людям развязывало руки
чувство моральной правоты, внушенное экспериментатором.
Проблема  состоит  не  только  в  том,  что  достичь  реальной  уверенности
практически  невозможно:  поиск  уверенности  зачастую  порождает  новую
(и более сильную) неуверенность.
Многие  незыблемо  убеждены  в  своем  высоком  профессионализме  и  в
том,  какую  зарплату  они  должны  иметь.  Но  эта  уверенность  отнюдь  не
улучшает  настроение:  другие  люди  получают  повышение,  а  они  нет.  Они
чувствуют себя недооцененными и непризнанными.
Даже  такие  простые  вещи,  как  заглянуть  в  эсэмэски  своего  бойфренда
или спросить друга, что люди говорят о вас, диктуются неуверенностью и
болезненным желанием обрести уверенность.
Да,  вы  можете  залезть  бойфренду  в  мобильник,  проверить  эсэмэски  и
ничего не найти. Но успокоитесь ли вы на этом? В голову полезут мысли: а
вдруг  у  него  есть  второй  мобильник?  Вы  можете  чувствовать,  что  на
работе вас обижают и не ценят, а потому не повышают. Это вызывает в вас
недоверие  к  коллегам,  заставляет  искать  двойной  смысл  в  их  словах,
сомневаться в их чувствах относительно вас. И это в свою очередь делает
ваше  повышение  менее  вероятным.  Вы  можете  гоняться  за  человеком,  с
которым вам якобы
«суждено»  быть  вместе,  но  с  каждым  отказом  и  каждой  одинокой
ночью вы лишь чаще и чаще спрашиваете себя, что вы делаете не так.
В  эти  моменты  неуверенности  и  глубокого  отчаяния  закрадывается
коварная мысль: мы заслужили право на невинный обман, чтобы добиться
своего;  а  другие  люди  заслужили  наказание;  мы  заслужили  взять  свое,  и
иногда насильно.
Это  закон  обратного  усилия:  чем  больше  вы  пытаетесь  быть
уверенными  в  чем-либо,  тем  чаще  вас  посещают  неуверенность  и
сомнения.
Однако  верно  и  обратное:  чем  больше  вы  открываетесь  сомнению  и
незнанию, тем комфортнее вам осознавать свое незнание.
Неуверенность  избавляет  от  желания  осуждать  окружающих.  Мы
отказывается  от  предвзятых  и  стереотипных  мнений  о  людях,  которых
видим по телевизору, которых встречаем на работе и на улице. Мы также
перестаем осуждать себя. Мы не знаем, любимы ли мы, привлекательны ли
мы  и  какого  успеха  можем  добиться  в  жизни.  Единственный  способ


достичь желанного состоит в том, чтобы оставаться в неуверенности на сей
счет. Надо не быть уверенным, а настраивать себя так: жизнь покажет.
Неуверенность  —  корень  всякого  прогресса  и  роста.  Гласит  же  старая
мудрость,  что  человек,  который  считает,  что  знает  все,  ничему  не  учится.
Мы  ничему  не  сможем  научиться,  если  сначала  не  признаем  пробелы  в
своем  знании.  А  чем  охотнее  мы  расписываемся  в  своем  незнании,  тем
больше возможностей у нас есть для научения.
Наши
ценности
несовершенны
и
неидеальны.
Считать
их
совершенными  и  идеальными  могут  только  неадекватные  и  напыщенные
догматики, которые не хотят брать на себя ответственность. Единственный
способ  решить  проблемы  —  это  сначала  признать,  что  наши  поступки  и
убеждения доселе были ошибочными и не работали.
Без  готовности  признать  свою  неправоту  невозможны  реальные
изменения и рост.
Прежде  чем  подобрать  себе  здоровые  ценности  и  приоритеты,  нужно
сначала
усомниться
в


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   ...   57




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет