Неправильный брат



бет10/13
Дата21.05.2022
өлшемі465,29 Kb.
#144292
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Глава 9


Кассандра

– Кассандра? – спросил напористо Мартин Пирсман.


Поневоле я затаила дыхание. Он, кажется, тоже не дышал в ожидании моего ответа.
– Да, это я. Что с моей мамой?
– Хм… – он прочистил горло. – Вчера твоей маме стало плохо. Ее отвезли в больницу.
– Как она? Что с ней? Прошу, не молчите! С ней все в порядке?! – прокричала я в трубку.
Мартин Пирсман красноречиво помолчал, сказав позднее:
– У нее тяжелое состояние, не буду врать. Она пока не пришла в сознание.
– Где она? Куда мне приехать? – я начала рыдать в голос, а мое тело затряслось.
– Кассандра, успокойся. Твоя мама находится под наблюдением лучших специалистов.
– Назовите мне адрес, я приеду!
– Я могу отправить за тобой своего водителя. Где ты находишься?
Я открыла рот и тут же захлопнула его. Я понятия не имела, где я, черт побери, нахожусь!
– Скиньте мне адрес, я доберусь сама! – попросила я отрывисто и сбросила звонок.
Сообщение пришло тотчас же. Я металась по комнате, проклиная себя. Но куда подевался Роб?
Черт!..
У меня совсем не осталось времени на ожидание и трогательное прощание. Я обвела комнату взглядом.
Бумага. Карандаш. Вот то, что мне надо…
Я перевернула один из эскизов и на чистой стороне оставила свой номер телефона с короткой припиской, что мне срочно нужно уехать к маме. Пришлось оставить записку на кровати, чтобы Роб заметил белый лист бумаги на темно‑серой простыне.
Я выбежала из комнаты, плотно прикрыв дверь за собой, и спустилась по лестнице. Судорожно отыскала номер такси в интернете и вызвала машину, назвав адрес, написанный на углу здания.
Всю дорогу до больницы меня сильно трясло от волнения. Я проклинала себя. Почему я оставила маму одну? Что с ней теперь будет?
Как доехала до клиники, не помнила. Все было как во сне.
Узнала номер палаты в регистратуре, я понеслась в указанном направлении. У дверей в отделение меня остановили строгим окриком. Медсестра недовольно поморщилась, посмотрев на меня. Я впопыхах взглянула на свое отражение в стеклянной двери: растрепанная, в помятом платье и… с засосом на шее. Засос, который нечем было прикрыть!
Сразу понятно, что ночка у меня выдалась бурная. Медсестра осуждающе покачала головой.
– Вы родственница? – осведомилась она строгим тоном.
– Да, я дочь… Меган Уилсон – моя мама. Я могу увидеть свою маму?
Медсестра скептически поджал губы.
– Увы, но это невозможно!
– Но почему? Речь идет о моей маме! – прикрикнула я, наседаю на медсестру.
Та отшатнулась от меня и перевела взгляд мне за спину, откашлявшись.
– Думаю, вам стоит переговорить с вашими родственниками. Они как раз беседуют с доктором Николсоном, который наблюдает за состоянием вашей матери.
Медсестра торопливо отошла, как будто побрезговала мной. Но она же с преувеличенным вниманием поздоровалась с Мартином Пирсманом и его женой.
Я видела, что перед ними весь персонал бегал едва ли не на цыпочках, а на меня смотрели, как на мусор!
Я пристально взглянула на Мартина. Он беседовал с врачом. Супруга Мартина, Анна, со скучающим видом изучала стены больницы. Сразу становилось ясно, что ей не терпелось убраться отсюда.
Я должна была сделать шаг по направлению к отцу, но не могла заставить себя это сделать. Я словно приросла к полу, разглядывая отца так близко, что вижу даже щедрую проседь в его волосах.
Первой меня заметила супруга Мартина. По ее лицу пронеслась тень, она отдернула от меня взгляд, явно узнав меня. Потом Мартин повернул голову, посмотрев прямо на меня.
Я едва дышала, глядя прямо в его глаза. Они так же стремительно меняли свой цвет, как и мои. Отец был поражен, но быстро берет себя в руки.
Мартин Пирсман шагнул в моем направлении.
Я почему‑то была уверена, что от моей прежней жизни больше не осталось ни следа, одни крошечные сколки.
– Кассандра…
Я прочистила горло.
– Привет, Мартин.
– Мартин? – послышался холодный голос Анны. – Милый, она…
Мартин остановил поток слов Анны движением руки.
– Помолчи, Анна. Подожди меня в машине.
Анна удалилась с гордым видом. Напоследок она бросила на меня очень говорящий взгляд, который молчаливо передал все, что она думала обо мне, то есть ничего хорошего.
– Извините, мистер Пирсман, – исправилась я. – Я хотела бы узнать, как чувствует себя моя мама! И как это случилось?
Мартин Пирсман нерешительно дотронулся до моего локтя, отводя в сторону. Он подтолкнул меня в сторону дивана и присел рядом.
– Можешь называть меня просто Мартин, если тебе так удобнее, – мужчина вздохнул, пристально посмотрев мне в лицо. – Странное ощущение, Кассандра. Я как будто смотрю на свое отражение в зеркале.
Я дотронулась до своего лица.
– Ошибаетесь. Я на вас не похожа. Только глазами.
– Глаза – зеркало души, – усмехнулся Мартин Пирсман.
– Как это произошло? – повторила я свой вопрос.
– К сожалению, я видел не очень многое. Я не знал, что у Меган проблемы с сердцем.
Я коротко рассмеялась.
– Конечно! Откуда вам знать? Вы не интересовались жизнью моей мамы!
Мартин покачал головой. В его глазах появился решительный блеск.
– Врач говорит, что у нее тяжелое состояние. Она пока не приходит в себя и подсоединена к аппаратам искусственного жизнеобеспечения.
Я издала странный звук горлом, как будто плач зародился внутри и умер в тот же самый миг.
Мартин протянул свой носовой платок, а я и не знала, что снова расплакалась.
– Я понятия не имею, почему твоя мама не сделала операцию раньше…
– Серьезно? – взвивалась я, резко вскочив с дивана. – Не понимаете? Это платная операция! Она дорого стоит! У моей мамы просто не было денег на это! Наша квартира сгорела полностью, когда был взрыв газа, а государство не стало восстанавливать ее и предоставлять нам новую квартиру. Потому что экспертиза установила, что мы неправильно эксплуатировали плиту!.. Мы живем в трейлере! А вы спрашиваете, почему мама не сделала операцию! Вы…
Я швырнула платок Мартину на колени. Он резко встал, приблизившись ко мне.
– Не стоит устраивать сцен здесь, Кассандра.
Мартин огляделся по сторонам, не увидел ли нас кто‑нибудь.
– Я не понимаю, как и куда твоя мама тратила деньги, которые я ей высылал…
– Ложь!
– Она просила у меня деньги. Я высылал ей требуемые суммы, до последнего цента! – тихим, но серьезным голосом завершил сказанное Мартин.
Я отшатнулась от него.
– Враль… Чудовище! Я знала, что мамина затея ничем хорошим не кончится! Но мама наивно верила, что в вас есть что‑то человеческое! Как же она ошибалась!
Я побежала на выход, размазывая слезы по щекам. Мне нужно было выйти на свежий воздух, чтобы переварить услышанное!
Позади громыхал сильный голос Мартина, уговаривающего меня вернуться.
Но я вылетела на парковку возле больницы и рухнула на скамейку, сотрясаясь от рыданий. Сквозь слезы я услышала, как трезвонил мой телефон. Номер был неизвестен. Я всего на мгновение допустила мысль, что это Роб, и ответила.
– Малышка, куда ты пропала?
Я всхлипнула, услышав его голос.
– Черт, детка, ты плачешь? Что случилось? – забеспокоился Роб.
– Моя мама попала в больницу. Она не приходит в сознание! – произнесла я. – Мне позвонили утром, я должна была уйти.
– Дерьмово, Кэс! Мне жаль твою маму. Я могу тебе чем‑нибудь помочь? Давай я приеду? Скажи только, куда нужно приехать?
Низкий хриплый голос Роба успокаивал меня. Я закрыла глаза, чувствуя, что слез становится меньше. Но услышав шаги, я распахнула веки и поняла, что в мою сторону направляется Мартин Пирсман.
– Роб, я очень хотела бы увидеться с тобой. Но сначала я должна решить кое‑какие проблемы.
– Ты плачешь, а я чувствую, как твои слезы оплавляют огромные дыры во мне. Я скучаю и хочу быть рядом с тобой.
– Роб, эта ночь была лучшей в моей жизни. Спасибо за все, – шепнула я, чувствуя в нем сильное плечо и поддержку.
– Позвони мне, ангелочек, – попросил Роб и отключился.
Я успела убрать телефон в крошечную сумочку до появления Мартина.
– Кассандра, мне очень жаль, что наш разговор начался не с самой дружелюбной ноты…
Я посмотрела на мужчину, считающегося моим отцом. Он выглядел презентабельно, выглядел как образец успешного мужчины возраста около пятидесяти лет.
– Я не знаю, в чем вы обвиняете мою маму, – сухо ответила я. – Мы жили не очень хорошо все эти годы, перебивались, как могли. Моя мама говорила, что за все время обратилась к вам всего один раз. Когда сгорела квартира, и мы оказались на улице.
Мартин устало растер лицо ладонями.
– Я уже ничего не понимаю, Кассандра. Я только вчера узнал о твоем существовании.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет