Актуальные проблемы международных отношений



бет1/17
Дата13.11.2016
өлшемі15,26 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Хабаршы № 1-2 (9-10) 2013 Вестник

ХАЛЫҚАРАЛЫҚ ҚАТЫНАСТАРДЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ





Петров Пламен Димитров

доктор PhD, доцент (Болгария)



Айгерим Оспанова

доктор PhD, доцент

кафедры регионоведения

ЕНУ им. Л.Н. Гумилева




ДЛИННЫЙ ПУТЬ ОТ КАСПИЙСКОГО МОРЯ ДО МИРОВОГО РЫНКА: ГЕОПОЛИТИКА КАЗАХСТАНСКОЙ НЕФТИ
Аннотация: в представленной статье рассматриваются актуальные проблемы внешней политики Республики Казахстан в обеспечении выхода казахстанской нефти на мировые рынки.

Ключевые слова: геополитика, нефтяные запасы, нефтепровод, терминал, экспорт.
С 1991 г. по сегодняшний день Казахстан является самым большим государством в мире не имеющим выход к морю. Это географическое положение, в сочетании с богатыми месторождениями нефти создают уникальную ситуацию, в которой поиск путей для выхода на международный нефтяной рынок превращается в одну из главнейших геополитических задач Казахстана. Цель этой статьи – проследить развитие добычи нефти в независимом Казахстане и объяснить логику поиска новых экспортных маршрутов.

Нефтедобыча на территории Казахстана началась в начале ХХ века, когда проблема транспортировки сырья решалась посредством верблюжих караванов. Уже в советское время, в 1936 г. был построен первый нефтепровод с казахстанского берега Каспийского моря до города Орск. Он имел протяженность 708 км и годовую пропускную способность 1,2 млн. тонн в год [1].

В 1950 г. годовая добыча нефти в Казахстане впервые превысила 1 млн. тонн. Еще до распада СССР был построен нефтепровод Гурьев-Куйбышев (сег. Атырау-Самара), который действует и до сегодняшнего дня. В целом Казахстан до 1991г. не был главным центром нефтодобычи в Советском союзе.

После распада СССР, Казахстан неизменно считается вторым по объему нефтяных запасов в СНГ после России. На рубеже ХХ и XXI века стали известны параметры гигантского каспийского месторождения Кашаган. Данные статистики компании ВР (старое название Бритиш петролиум) и американского Агентства энергетической информации показывают, что к 2012 г. доказаны нефтяные запасы Казахстана исчисляются на 3,9 млрд. тонн или 30 млрд. баррелей. Это 1,8% мировых запасов. По этому показателю Казахстан занимает 12-оe место в мире [2]. Для сравнения – запасы России - 12,1 млрд. тонн, Азербайджана – 1 млрд.

На первый взгляд казахстанской нефти не так много, чтобы играть весомую роль в мировой геополитике. Но надо иметь ввиду, что 78% мировых нефтяных запасов находятся на территории стран группы картела ОПЕК и Россия. Если добавим и нефть США, Китая и Индии, которые из-за своей большой консумации являются импортерами, а не экспортерами этого стратегического сырья, то видно, что роль Казахстана на мировом нефтяном рынке немаловажная. В конце ХХ века именно новые независимые каспийские республики стали центром внимания мировых нефтяных компаний, поскольку большинство месторождений в других уголках планеты были или закрытые для иностранных инвесторов или давно распределены.

Основные нефтяные месторождения Казахстана находятся в западной части страны: Тенгиз и Карачаганак - на суше, а Кашаган - под дном Каспийского моря. Казахстанская нефть лежит на очень большой глубине и находится под большим давлением. В своей северной части Каспийское море мелкое, а температура воздуха варируется от -40 градусов зимой до +40 летом. Зимой вода в казахстанской зоне озера замерзает. Кроме того, казахстанская нефть имеет высокое содержание серы, которую надо очищать на месте добычи. Поэтому разработка казахстанских нефтяных месторождений является очень сложным с технической точки зрения, требующее огромных инвестиций. В 1985 г. на месторождении Тенгиз произошла авария, которая наглядно показала к чему может привести отсутствие адекватного технологического опыта в казахстанской нефтедобычи. Тогда из одной скважины вырвался гигантский фонтан горящей нефти, высотой 250 метров. Огонь тушили 398 суток. Погибли люди, нанесен материальный урон свыше миллиарда долларов США, несчитая масштабы гигантской экологической катастрофы [3].

Из-за всех этих обстоятельств себестоимость добычи казахстанской, и вообще каспийской нефти очень высока. По некоторым исчислениям в середине 90-х годов прошлого века себестоимость сырья из морских месторождений должна быть 14-18 долларов США за баррел. В то время себестоимость добычи барреля нефти из Персидского залива была только 2 доллара [4]. Если к этому добавим и стоимость транспортировки до мировых рынков, то расходы по добычи, маркетинга и переноса каспийской нефти будут 10-15 раз больше, чем аналогичные расходы Саудовской Аравии. Поэтому резкое повышение цены на нефть в последние годы до 100 и больше долларов за баррел очень выгодно для Казахстана, потому что себестоимость сырья уже не такой важный фактор в борьбе на мировом рынке.

К моменту приобретения независимости Казахстан имел сравнительно хорошо развитую нефтяную инфраструктуру. Но она находилась в изношенном состоянии и требовала больших инвестиций. В 1991, последний «советский год», добыча нефти в республике была 25,2 млн. тонн, а к 1994 г. этот показатель упал на 20,3 млн. тонн. Рост нефтедобычи в независимом Казахстане начинается в 1995 г. [5]

Первое казахстанское месторождение, которое привлекло интерес иностранных инвесторов – это Тенгиз. Еще в 1987 г. власти СССР начали переговоры с американской компанией «Шеврон» для отдачи месторождения в концесии. После распада Советского союза эти переговоры продолжил уже независимый Казахстан. Результатом стало подписание в 1993 г. договора на срок 40 лет, согласно которому добыча будет осуществлятся консорциумом TengizChevroil, где «Шеврон» и казахстанское государство имеют равные доли – по 50% [6]. В 1997 г. в консорциум вошли новые акционеры, и распределение долей в проекте Тенгиз стало следующее: «Шеврон» – 50%, «Ексон Мобил» – 25%, Казмунайгаз – 20%, ЛУКойл – 5%. В 2012 г. добыча нефти на Тенгизе была 24,2 млн. тонн, но ожидается, что после расширения производства к 2019 г. этот показатель увеличится до 36 млн. тонн в год [7].

Другое важное казахстанское нефте-газовое месторождение Карачаганак в 2011 г. дало 12 млн. тонн нефти. С 1997 г. оно разрабатывается консорциумом, в котором британская компания «Бритиш газ» и италиянская ЕНИ имели по 32,5%, «Шеврон» – 20% и ЛУКойл – 15%. В 2012 г. Казахстан тоже получил 10% долю в Карачаганакском консорциуме - 5% в счет урегулирования разногласий с иностранными инвесторами на период до 31 декабря 2009 года, а остальные 5% по рыночной цене (1 миллиард долларов без налогов). В результате соглашения доли участия в Карачаганакском консорциуме были распределены следующим образом: «Бритиш газ» (29,25%), ЕНИ (29,25%), «Шеврон» (18%), ЛУКойл (13,5%) и Республика Казахстан (10%) [8].

Самые большие надежды для резкого увеличения добычи и экспорта казахстанской нефти возлагаются на гигантское месторождение Кашаган. История разработки этого месторождения является иллюстрацией сложных геополитических расчетов вокруг казахстанской нефтедобычи, а также непростых отношений между иностранными инвесторами и властью Казахстана. Договор для изучения и добычи нефти из Кашагана и еще нескольких более маленьких месторождений в Каспийском море был подписан в 1997 г. Тогда был создан Северо-Каспийский консорциум. В его пестром составе выделялись четыре компании, у которых были равные доли 18,52% - ЕНИ (она стала оператором проекта), французская Тотал, американская „Ексон Мобил” и британская Шел. Первоначальная доля Казахстана (через Казмунайгаз) была 8,33% [9]. В договоре было предусмотрено, что сначала прибыль будет идти на покрытие расходов инвесторов, а уже потом казахстанское государство будет получать то, что ему положено. Ожидалось, что эти расходы будут около 57 млрд. долларов, но в 2007 г. компания ЕНИ объявила, что они вырастают до 136 миллиардов. Кроме того, стало ясно, что начало добычи снова откладывается. Это затрагивало интересы Казахстана и поэтому Астана потребовала пересмотра соглашения по Кашагану. Переговоры закончились в 2008 г. Согласно новым условиям соглашения доля Казмунайгаза в консорциуме увеличилась до 16,81%, столько же сколько сейчас имеют и ЕНИ, Тотал, „Ексон Мобил” и Шел. Список акционеров дополняют американская компания Коноко Филипс – 8,4% и японская Инпекс – 7,56%. Казахстан получит от иностранных инвесторов компенсацию за задержку проекта, а вместо ЕНИ новым оператором Кашагана станет компания, в которую входят все участники Северо-Каспийского консорциума [10]. К концу 2011 г. расходы на разработку Кашагана достигли 33 миллиарда долларов, а добыча так и не началась. В марте 2013 г. стало известно, что первая кашаганская нефть будет произведена в середине того же года.

В 90-ые годы ХХ века борьба за распределение доли участников в разработке казахстанских нефтяных ресурсов вписывается в более широкий контекст геополитического противостояния между Россией и Западом. Логично Казахстан отдал предпочтение американским и западноевропейским инвесторам, потому что только у них были технологии, опыт и средства для разработки сложных нефтяных месторождений. В лице ЛУКойла Россия тоже успела утвердить свое присутствие, хотя и незначительное, в проектах: Тенгиз и Карачаганак.

Самым важным геополитическим сюжетом в первом десятилетии XXI века стало проникновение китайских государственных компаний и капиталов в казахстанский нефтяной сектор. Оно обусловлено, прежде всего стратегическими причинами. Свыше 80% китайского нефтяного импорта идет через узкий Малакский пролив, который в случае конфликта (хотя и он маловероятен) американский военный флот легко может перекрыть. Поэтому для Китая, Казахстан является одним из немногих «нефтянных окон» через которое можно получить стратегическое сырье без риска транспортировки через Индийский океан. Китайские компании опоздали и пришли в Казахстан тогда, когда на Тенгизе, Карачаганаке и Кашагане уже все было распределено. Поэтому они стали агрессивно скупать доли в более мелких казахстанских месторождениях. К 2011 г. китайская доля в нефтедобычи Казахстана уже достигла 22,5%, чуть меньше, чем американской доли и чем собственно казахстанской [11]. Но этот процент снизится после начала добычи с Кашагана, где китайцы не участвуют.

Среди опоздавших в нефтяном соревновании в Казахстане оказался и другой азиатский гигант Индия, который в Центральной Азии стремится сократить отставание от своего главного геополитического соперника Китая. В конце 2012 г. стало известно, что компания «Коноко Филипс» выходит из Кашаганского проекта и заключила соглашение продажи своей доли индийской государственной нефтяной компаний. Пока неизвестно одобрят ли остальные акционеры консорциума эту сделку.

В начале второго десятилетия XXI века в Казахстане добывается приблизительно 80 млн. тонн нефти в год. Ожидается, что после начала эксплуатации Кашаганского месторождения в 2017 г. казахстанская нефтедобыча впервые одолеет рубеж 100 млн. тонн в год.
Годовая добыча нефти в Казахстане (в млн. т), 1998-2011 г.





1998

2000

2001

2003

2004

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

нефт

25,9

35,3

40,1

52,4

60,6

62,6

66,1

68,4

72

78,2

81,6

80

Источник: BP Statistical Review of World Energy 2009; 2011; 2012. Oil, p.6; www.bp.com
Со времен независимости Казахстан располагает нефтепереносной инфраструктурой, которая позволяет экспорт только в Россию. Вхождение могучих мультинациональных компаний в нефтяной бизнес молодой республики быстро ставит на повестку дня вопрос о повышении пропускной способности экспортных трубопроводов и о диверсификации маршрутов экспорта. К концу ХХ века уже стало ясно, что нефтяные гиганты типа «Шеврон» не хотят чтобы транспортировка их нефти зависела полностью от России.

Находясь в географическом центре Евразийского материка, Казахстан имеет несколько возможных вариантов нефтяного экспорта – на севере и на западе через Россию; на юго-западе через Азербайджан к Средиземному или Черному морям; далеко на востоке к Китаю; и на юге через Иран к Индийскому океану. Последнюю возможность надо сразу исключить из-за американского экономического и политического эмбарго против Ирана. Смотря на карту, выход казахстанской нефти в Черное море выглядит самым коротким маршрутом для достижения мирового рынка. Но надо иметь ввиду, что Черное море является полуоткрытым, поскольку его единственная связь с Средиземноморьем и мировым океаном пролегает через узкие проливы Босфор и Дарданелы и это сильно затрудняет прохождение нефтяных танкеров.

По крайней мере одно было ясно еще в 90-ые годы: чтобы вывести свою нефть на мировой рынок Казахстан нуждается в длиных и дорогих трубопроводах с высокой степенью геополитической сложности. Поскольку договоры для разработки самых больших казахстанских месторождений были заключены из принципа «раздела продукции», то понятно, что акционерная структура трубопроводов зависит от структуры консорциумов, которые разрабатывают соответствующее месторождение.

Конечно строительство трубопроводов невозможно без согласия казахстанских властей и без личного согласия президента Н.А.Назарбаева. Но иностранные инвесторы тоже имеют рычаги влияния, когда речь идет о направлениях казахстанского нефтяного экспорта. При этом эти иностранные компаний нередко ищут и получают политическую поддержку правительств своих государств. Поэтому казахстанская трубопроводная геометрия превращается в сложную игру, где ставки постоянно меняются.



До начала XXI века няфтяной экспорт Казахстана идет в основном через построеный еще в 1970 г. трубопровод Атырау-Самара. Посредством этого сооружения казахстанская нефть достигает черноморских портов и Восточную Европу. Пропускная способность трубопровода Атырау-Самара 15 млн. тонн в год, но посредством использования противотурбулентных присадок может быть увеличена еще чуть больше. В период 2008-2012 г. по этому сооружению проходят примерно 15-17 млн. тонн нефти в год [12]. В 2009 г. Россия и Казахстан договорились о расширении пропускной способности трубопровода Атырау-Самара до 25 млн. тонн в год, но пока это еще не факт и вряд ли случится раньше чем к 2016 г.

Карта 1.

Трубопровод Каспийского трубопроводного консорциума (Тенгиз-Новоросийск)

Еще в первые годы независимости в Казахстане стали обдумывать возможность построения нового большого трубопровода до русского черноморского порта Новоросийск. В 1992 г. для этой задачи был создан Каспийский трубопроводный консорциум (КТК), в который вошли Казахстан, Россия и султанат Оман, как предполагаемый финансовый инвестор. Иностранные компании, которые имели интересы в казахстанской нефтедобычи, были несогласны с подобной структурой консорциума. Во главе сопротивления стала «Шеврон», которая получила поддержку властей США. Россия определенное время не принимала требования американских инвесторов, но капитулировала, когда стало ясно, что не без интервенции Вашингтона международные финансовые институции отказали кредитовать Каспийский трубопроводный консорциум. Весной 1994 г. Шеврон пригрозила резким сокращением своих инвестиции в Тенгизе, если не получит долю в трубопроводе КТК [13].

В конце концов сначала Казахстан, а потом и Россия согласились, что надо принять во внимание требования компании, участвующих в казахстанской нефтедобычи. В 1996 г. КТК был переструктурирован. Доля Омана снизилась до 7%, Шеврон получил 15%, небольшими акционерами в консорциуме стали и другие иностранные компании – Бритиш газ, ЕНИ, Мобил.



Трубопровод Тенгиз-Новоросийск заработал в 2001 г., когда первый танкер загруженый казахстанской нефтью отплыл от русского черноморского порта. Первоначально по сооружениям КТК шла только тенгизкая нефть, а с августа 2003 г. стало поступать и сырье из Карачаганака. Немножко позже к трубопроводу Тенгиз-Новоросийск были подключены и месторождения Актюбинской области [14], а после 2004 г. в него стала поступать и российская нефть.
График акционерной структуры КТК

Источник – официальная интернет страница консорциума; www.cpc.ru


Трубопровод Тенгиз-Новоросийск является единственным, частным нефтепереносным сооружением на территории России. Но если посмотреть внимательно на акционерную структуру КТК, то становится ясно, что этот трубопровод не полностью отвечает квалификации „частное предприятие”. Чуть более половина акции (51,75%) принадлежат государственным компаниям России и Казахстана.

Первоначальная пропускная способность трубопровода Тенгиз-Новоросийск была 32-33 млн. тонн в год, но еще в проектной документации предусматривалось будущее расширение сооружения до 67 млн. тонн в год. Это было связано с ожидаемой, сильной, положительной динамикой казахстанской нефтедобычи. Максимальная пропускная способность трубопровода КТК была загружена еще в 2004 г., но окончательное решение по расширению сооружения не было принято сразу, потому что между акционерами существовали большие споры относительно сроков, способов финансирования, переносной оплаты и т. д. Разногласия решались непросто, в ходе длительных переговоров. Меморандум расширения трубопровода Тенгиз-Новоросийск был подписан в 2008 г. Ожидается, что к 2015 г. пропускная способность сооружения уже достигнет 67 млн. тонн в год. Британская компания ВР не подписала меморандум расширения и вышла из консорциума КТК [15]. То же самое сделал и султанат Оман. В конце концов акционерная структура КТК получилась следующим образом: Россия (Транснефть и КТК компания) – 31%, Казахстан (Казмунайгаз и Казахстан Пайплайн Венчарс) – 20,75%, Шеврон – 15%, ЛУКойл – 12,5% и маленькие акционеры – 10%. Разработка месторождения Тенгиза и трубопровода КТК являются проектами сиамских близнецов, их нельзя отделять друг от друга. Участники в добычи тенгизкой нефти держат 55,75% акции КТК. Это означает, что и после удваивания капацитета трубопровод Тенгиз-Новоросийск, акционеры КТК будут отдавать предпочтение, прежде всего нефти из месторождению Тенгиз. Кашаганская нефть тоже найдет свою дорогу до Новоросийска, потому что участники в Северо-Каспийском консорциуме являются владельцами 33,1% акции КТК (некоторые из них присутствуют и в тенгизкой нефтедобычи).

На сегодняшний день все еще слабо развито юго-западное направление казахстанского нефтяного экспорта – через Азербайджан до Джейхана на Средиземноморье или до грузинских черноморских портов. В 2006 г. заработал большой нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) с пропускательной способностью 50 млн. тонн в год, которая впоследствии была увеличена до 60 млн. тонн. За все время своей эксплутации это сооружение недозагружено. В 2009-2011 гг. через Баку-Тбилиси-Джейхан проходили 36-38 млн. тонн нефти в год, а в 2012 г. этот показатель упал до 32 млн. тонн. После 2010 г. объемы азербайджанской нефтедобычи стали сокращатся. К 2012 г. весь нефтяной экспорт Азербайджана уже не превышает 40 млн. тонн в год. Это означает, что для загрузки трубопровода БТД нужна нефть с восточного берега Каспийского моря – туркменистанская или казахстанская. Туркменистан уже транспортирует нефть через БТД, но в небольших объемах – 3 млн. тонн в 2012 г. Поэтому все надежды на рациональное использование трубопровода до Джейхана возлагаются на казахстанское сырье. Договор для переноса казахстанской нефти через БТД был подписан президентами Илхамом Алиевым и Нурсултаном Назарбаевым еще в 2006 г [16].

В начале 2007 г. Казмунайгаз и участники тенгизкого консорциума договорились о создании т.н. Казахстанско - Каспийской транспортной системы (ККТС). Она будет состоять из нефтесливных терминалов на казахстанском побережье Каспийского моря, танкеров и судов, нефтеналивных терминалов на азербайджанском побережье Каспийского моря и соединительных сооружений до системы «Баку-Тбилиси-Джейхан». Предусматривается строительство нового трубопровода от Ескене (на северном берегу Каспийского моря) до Курык (недалеко от Актау). Первоначальная пропускная способность ККСТ будет 23 млн. тонн в год с перспективой увеличения до 35-56 млн. тонн. Ожидаемая стоимость проекта – 5 млрд. долларов, половина из них пойдут на строительство трубопровода Ескене-Курык [17].


Карта 2. Казахстанско - Каспийская транспортная система

Сначало предусматривалось, что ККСТ заработает уже в 2012 г. Это не случилось из-за откладывания начала добычи нефти из Кашагана. Кроме того, возникли очень серьезные споры относительно распределения акционерных долей в ККСТ. Астана настаивает, чтобы не меньше 51% трубопровода Ескене-Курык принадлежали Республики Казахстан. В 2012 г. это требование было оформлено официально после принятия закона „О магистральном трубопроводе”. Министр нефти и газа Сауат Мынбаев пояснил, что казахстанское государство должно иметь в любых новых трубопроводах на территории страны не менее чем 51 процент. Иностранные компании возражают и требуют, чтобы акционерная структура трубопровода Ескене-Курык отражала структуру участия в проектах Тенгиз и Кашаган. Казахстан склонен допустить более широкое участие мультинациональных компаний в морской части ККСТ, но против этого возражает Азербайджан.

Казахстан экспортирует нефть и через каспийский порт Актау, откуда танкеры отправляются в Махачкалу (Россия), Неку (Иран) и Баку. В 2010 г. танкерным путем осуществлялся 13% казахстанского нефтяного экспорта (9,5 млн. тонн) [18]. В сфере танкерных перевозок идет острая конкурентная борьба между казахстанской КазМорТрансФлот и азербайджанской Каспар[19]. В последнее время поставки в Иран почти преостановлены из-за американских санкций против Тегерана. С начала 2010 г. казахстанская нефть уже не поступает в БТД и количество, транспортированного до Баку, идет дальше железнодорожными путями до грузинского нефтесливного терминала в Батуми, который в 2008 г. стал собственостью Казмунайгаза.

Китай является новейшим направлением казахстанского нефтяного экспорта. С 2006 г. заработал трубопровод Атасу-Алашанкоу первоначальная пропускная способность 10 млн. тонн в год, которая скоро будет доведена до 20 млн. тонн.

С 2009 по середину 2011 г. в Казахстане на повестке дня были четыре проекта о расширении экспортных возможностей страны: удваивание пропускной способности трубопровода до Новоросийска; строительство ККТС до Баку; увеличивание пропускной способности трубопроводов Атырау-Самара и Атасу-Алашанкоу. При реализации оптимистического сценария для разработки Кашаганского месторождения все четыре варианта могли бы реализоватся. Но поскольку кашаганская добыча еще не началась эти четыре проекта стали конкурировать. Вне соревнования был только трубопровод в Китай, потому что по его расширению уже была договоренность между Астаной и Пекином и проблемы с финансированием не возникали.

В конце концов проект для удваивания пропускной способности трубопровода Тенгиз-Новоросийск оказался наименьшим общим знаменателем между интересами Казахстана, России, США, ЕС и международных компании, разрабатывающие казахстанские месторождения. Поэтому именно он стал реализовыватся.

В октябре 2011 г. министр Сауат Минбаев обозначил следующую картину казахстанского нефтяного экспорта к 2020 г: в Китай – 20 млн. тонн в год; через КТК – 52 млн. тонн; по Атырау-Самара – 15 млн. тонн; через порт Актау – 12 млн. тонн; железно-дорожными путями – 11 млн. тонн [20]. Это означает, что до конца настоящего десятилетия система ККСТ не будет построена и расширение пропускной способности трубопровода Атырау-Самара не состоится. Это отражает ожидания, что начале второй фазы освоения Кашагана начнется не раньше, чем к 2020-2021 г.

В заключение можно отметить, что 15-20 лет после объявления независимости Казахстан уже достиг цели диверсификации своего нефтяного экспорта. Пик казахстанской нефтедобычи ожидается не раньше третьего десятилетия XXI века, поэтому окончательный облик экспортной инфруструктуры еще не сложился. В будущем (хотя и не очень близком) самое серьезное развитие получит юго-западное направление казахстанского нефтяного экспорта. Связь Казахстан-Каспийское море-Баку-Джейхан заработает скорее всего к середине 20-ых годов нашего века и это переформулирует и переутвердит геополитическую значимость трубопровода БТД.



Карты:

  1. Трубопровод Каспийского трубопроводного консорциума (Тенгиз-Новоросийск)

  2. Казахстанско - Каспийская транспортная система


Использованная литература

  1. Шаммазов, А. М., Б.Н. Мастобаев, Р.Н.Бахтизи, А.Е. Сощенко. Трубопроводный Транспорт России. (1917 - 1945 гг.); http://www.szmn.ru/oil_industry/1917.php

  2. BP Statistical Review of World Energy 2012. Oil, p.6. www.bp.com; EIA, Official Energy Statistics from the U.S. Government Kazkhstan. Energy Profile. Sept. 18, 2012. http://www.eia.gov/countries/cab.cfm?fips=KZ

  3. Назарбаев, Нурсултан. Казахстанский путь. Караганда, 2006, с.103

  4. Maugeri, Leonardo The Age of Oil: The Mythology, History, and Future of the World's Most Controversial Resource, Praeger Publishers, 2006, p. 256.

  5. История казахстанской нефтянки. Atyrau news. 08.09.2009; http://www.atyraunews.com/showNews2694.html

  6. Тенгиз: трудный путь к контракту. Нефтяные ведомости. № 4 (75) 2006;http://www.neftevedomosti.ru/press.asp?material_id=955&issue_id=106

  7. ТШО прекратило поставки своей нефти в БТД, переориентировав экспорт в Батуми. Номад. 15.02.2010; http://www.nomad.su/?a=4-201002150018

  8. Казахстан завершил приобретение 10% в Карачаганакском проекте. Номад. 28.06.2012; http://www.nomad.su/?a=4-201206290017

  9. Европа расхлебывает Кашаган. Коммерсанть. 07.09.2007; http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=802150

  10. Спор по "Кашагану" разрешился в пользу Казахстана. Дойче веле, 16.01.2008;http://www.dw-world.de/dw/article/0,2144,3063820,00.html

  11. В апрелье 2013 президент Н.А.Назарбаев объявил, что доля Китая в казахстанской нефтедобычи достигла 25%. Четверть казахской нефти добывает Китай. Rusenergy.com; 08/04/2013

  12. КазТрансОйл»: рекордные показатели - 2009. Деловой Казахстан, 19.02.2010; http://is.park.ru/print_doc.jsp?urn=26587955

  13. Жильцов, С. и И. Зонн. Каспийская трубопроводная геополитика. М., Восток-Запад, 2011, с.66.

  14. Заславский, Илья. Дело труба. Баку–Тбилиси–Джейхан и казахстанский выбор на Каспии; 2005, Глава четвърта, Използван е електронен вариант на книгата без обозначени страници; http://lib.rus.ec/b/283891/read

  15. ВР не поставила подпись. РБК Daily, 18.12.2008; http://www.rbcdaily.ru/2008/12/18/tek/395310

  16. Уеб-сайта на Казмунайгаз. Транспортная система Актау-Баку-Тбилиси-Джейхан; http://www.kmg.kz/manufacturing/oil/aktau_dzheikhan/

  17. ККСТ: на пути к созданию. Нефть-Аналитика. 11.05.2011; http://www.munaigaz.kz/analyticsoil?start=13

  18. Официален сайта на Казмунайгаз. Основные факты о нефтегазовой отрасли Казахстана; http://kmgep.kz/ar/2010/neftagaz_rus.php

  19. Guliyev, Farid; Akhrarkhodjaeva, Nozima Transportation of Kazakhstani Oil via the Caspian Sea (TKOC). Arrangements, Actors and Interests. RusCasp Working Paper, 18 November 2008; http://www.fni.no/russcasp/Kazakh_Azeri_%20oil_transport_RussCasp_Working_Paper.pdf

  20. Kazakhstan sees 50 pct oil export growth by 2020, Reuters, Oct 4, 2011; http://www.reuters.com




Использованная литература
Таң мемлекеті мен орта азияның қарым-қатынасы
Ерниязов дамир каржауович
Койшубаева мира алексеевна
Жиембаева гульбакрам тумарбековна
Бастамитова айгерим толебековна
Жеңіс-қызы алинур
Сюрмен оксана валерьевна
Синем акбулут
Алпамысова майра

Каталог: attachments
attachments -> Қазақ мемлекеттік қыздар
attachments -> ҚазақТҰтынуодағЫ
attachments -> История финансовой науки и ее развитие в России
attachments -> Ұлы баба есімі дәріптелді  Жаңа кітап баспадан шықты  Кітап тұсаукесеріне әзірлік
attachments -> Биография великого инструмента
attachments -> Урок музыкальной литературы в 5-м классе. Тема урока: И. С. Бах. Органное творчество
attachments -> «Найрозумніший» 8 клас І тур
attachments -> Қазақ мемлекеттік қыздар
attachments -> Програма за развитие на читалищната дейност в община пещера за 2016 година


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


©engime.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

енгізу | тіркеу
    Басты бет


материалдарды жүктеу