К. С. Пакат Гамбит принца Глава 1



бет14/14
Дата12.12.2023
өлшемі1,01 Mb.
#196591
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Байланысты:
Pakat Plenennyiy prints 2 Gambit printsa 90533a 476098 2
СОР №1. 10кл Я2, Kartina-na-zapast-e
Глава 19,5
Дэмиен был счастлив. Это чувство исходило от него, тело отяжелело, а он сам был удовлетворен. Он видел, как Лорен выскользнул из постели, но ощущение его сонливой близости все еще оставалось.
Когда Дэмиен услышал шаги Лорена по комнате, то он, оставаясь обнаженным, повернулся, чтобы насладиться видом, но Лорен исчез в арочном проходе, который вел в другую комнату покоев.
Дэмиен был согласен ждать; он нагим лежал на простынях, и его единственными украшениями служили золотые рабские браслеты и ошейник. Дэмиена охватило чувство тепла, удовольствия и невероятности от его положения. Постельный раб. Он закрыл глаза и снова ощутил тот первый долгий медленный толчок в тело Лорена, услышал его первые тихие стоны.
Дэмиен за шнуровку вытянул из-под себя мешающую рубашку, затем, недолго думая, скомкал, вытерся ею и скинул с кровати. Когда он поднял взгляд, то Лорен снова появился в арке.
На Лорене не было ничего, кроме его белой нижней рубашки. Должно быть, он подобрал ее с пола; у Дэмиена в мыслях всплыло сладкое воспоминание, как он стягивал ее, запутавшуюся, с запястий Лорена. Рубашка доходила Лорену до верха бедер. Тонкая белая ткань подходила ему. Было что-то прекрасное в том, чтобы видеть его таким: с распущенной шнуровкой и лишь наполовину одетым. Дэмиен, подперев голову рукой, наблюдал за его приближением.
— Я принес тебе полотенце, но, я вижу, ты уже сымпровизировал, — сказал Лорен, останавливаясь у стола, чтобы налить воды в кубок, который затем поставил на низкий прикроватный столик.
— Возвращайся в постель, — сказал Дэмиен.
— Я… — начал Лорен и остановился. Дэмиен поймал его руку, переплетая их пальцы. Лорен посмотрел на их соединенные ладони.
Дэмиен был изумлен этим ощущением: оно было новым, каждый удар сердца казался первым, и Лорен изменился перед ним.
Лорен вернул назад не только свою рубашку, но и мелькающее подобие своей обычной отстраненности. Но он возвратился не в своей туго зашнурованной одежде с высоким воротником и в сверкающих сапогах, как мог бы сделать. Он был здесь — сомневающийся, на грани нерешительности. Дэмиен потянул его за руку.
Лорен почти не сопротивлялся, и одно его колено оказалось в шелках постели, а рука неловко легла Дэмиену на плечо. Дэмиен взглянул на него, на его золотистые волосы, на не зашнурованную рубашку, приоткрывающую тело. Руки и ноги Лорена были чуть напряжены, особенно, когда он неловко двинулся, чтобы поймать равновесие — так, словно не знал, что делать. Он вел себя, как благопристойный молодой человек, которого только что впервые уговорили на юношескую борьбу, и он обнаружил себя верхом на своем сопернике среди древесных опилок. Второй рукой Лорен сжимал полотенце.
— Ты фамильярничаешь.
— Возвращайтесь в постель, Ваше Высочество.
В ответ на это он получил долгий холодный, близкий к гневному взгляд. Дэмиен почувствовал опьяняющее блаженство от собственной дерзости. Он перевел взгляд на полотенце.
— Ты действительно принес это мне?
Через мгновение Лорен ответил:
— Я думал… вытереть тебя.
Дэмиен был ошеломлен нежностью этой идеи. С чуть участившимся биением сердца он осознал, что Лорен действительно собирался это сделать. Дэмиен привык к ухаживаниям рабов, но это была прихоть за пределами всяких мечтаний — чтобы Лорен делал это. Уголки его губ изогнулись от этой невозможной мысли.
— Что?
— Значит такой ты в постели, — ответил Дэмиен.
— Какой? — спросил Лорен, чуть напрягшись.
— Внимательный, — сказал Дэмиен, очарованный мыслью. — Неуловимый. — Он посмотрел на Лорена: — Я должен прислуживать тебе, — сказал он.
— Я… уже позаботился об этом, — сказал Лорен, недолго помолчав. Его щеки слегка покраснели, когда он говорил, хотя его голос, как и всегда, оставался ровным. Дэмиену потребовалось несколько мгновений для осознания, что Лорен подразумевал прагматичную сторону вопроса.
Пальцы Лорена крепче сжали полотенце. В нем чувствовалось его смущение, словно он только что осознал всю странность того, что делал: принц прислуживает рабу. Дэмиен еще раз взглянул на кубок с водой, который принес Лорен — для него, понял Дэмиен.
Щеки Лорена залились краской еще сильнее. Дэмиен пододвинулся, чтобы рассмотреть его лучше. Он увидел четкую линию подбородка, напряжение в его плечах.
— Собираешься выгнать меня спать у кровати в ногах? Я бы не хотел, это довольно далеко.
Спустя мгновение Лорен ответил:
— Так это происходит в Акиэлосе? Я могу подтолкнуть тебя пяткой, если ты мне снова потребуешься до рассвета.
— Потребуюсь? — переспросил Дэмиен.
— Это то слово?
— Мы не в Акиэлосе. Почему бы тебе не показать мне, как это происходит в Виире?
— Мы не держим рабов в Виире.
— Позволю себе не согласиться, — ответил Дэмиен, расслабленно устроившись на боку под взглядом Лорена, пока его член лежал вдоль его собственного бедра.
Дэмиена снова охватило осознание того, что они оба здесь и что только что между ними произошло. Лорен снял, по крайней мере, один слой своей брони и остался открытым — юношей, раздетым до нижней рубашки. Ее белая свисающая шнуровка, тонкая и распущенная, не гармонировала с напряжением в теле Лорена.
Дэмиен намеренно не двигался с места и только смотрел на него. Лорен действительно обо всем позаботился и убрал с себя любые свидетельства их занятий. Он не выглядел как кто-то, кого только что трахнули. После занятий любовью его действия были весьма аскетичными. Дэмиен ждал.
— Мне не хватает, — сказал Лорен, — легкости манер, которая обычно бывает с, — можно было увидеть, как он с усилием произносит слово, — любовником.
— Тебе не хватает легкости манер, которая обычно бывает с любым, — ответил Дэмиен.
Их разделяло девять дюймов. Колено Дэмиена почти коснулось Лорена там, где он упирался ногой в простыни. Дэмиен увидел, как Лорен на мгновение закрыл глаза, словно хотел успокоиться.
— Ты тоже… не такой, как я думал.
Признание прозвучало негромко. В тишине комнаты раздавалось лишь потрескивание свечного пламени.
— Ты думал об этом?
— Ты поцеловал меня, — сказал Лорен. — На крепостной стене. Я думал об этом.
Дэмиен не мог сопротивляться волне удовольствия в животе.
— Это едва ли был поцелуй.
— Он продолжался некоторое время.
— И ты думал об этом.
— Ты хочешь выудить интересных подробностей из разговора?
— Да, — ответил Дэмиен, невольно тепло улыбнувшись.
Лорен молчал, как будто вел внутреннюю борьбу. Дэмиен чувствовал характер его напряжения и момент, когда Лорен заставил себя говорить.
— Ты был другим, — сказал Лорен.
Это было единственным, что он произнес. Слова, казалось, поднялись откуда-то из глубины Лорена, вызванные внутренней правдой.
— Мне потушить свет, Ваше Высочество?
— Пусть горит.
Дэмиен ощутил, насколько аккуратно неподвижно держал себя Лорен, даже его дыхание было осторожным.
— Ты можешь называть меня по имени, — сказал Лорен, — если хочешь.
— Лорен, — сказал Дэмиен.
Дэмиен хотел произнести его имя, запуская пальцы в волосы Лорена, наклоняя его голову для первого легкого касания губ. Уязвимость поцелуев вызывала напряжение, проходящее через все тело Лорена — сладкое, жгучее смятение. Как сейчас.
Дэмиен приподнялся и сел рядом с ним.
Это вызвало в Лорене ответную реакцию, его дыхание участилось, хотя Дэмиен даже не пытался прикоснуться к нему. Он был больше и занимал больше места на постели.
— Меня не пугает секс, — сказал Лорен.
— Тогда можешь делать так, как тебе нравится.
И в этом была суть — это было видно из взгляда в глазах Лорена. Теперь замер Дэмиен. Лорен смотрел на него так же, как когда вернулся к постели: потемневшими глазами, находясь на грани.
Лорен сказал:
— Не прикасайся ко мне.
Дэмиен ожидал… он не знал, чего ожидал. Первое неуверенное прикосновение пальцев Лорена к его коже стало изумлением. В Лорене ощущалась странная неопытность, словно эта роль была для него такой же новой, как и для Дэмиена. Словно все это было новым для него, хотя в этом не было смысла.
Прикосновение к плечу Дэмиена было пробным, изучающим, как будто перед Лореном открывалось что-то новое — длина, линия изгиба мышцы.
Взгляд Лорена путешествовал по телу Дэмиена и был таким же, как прикосновения — словно Дэмиен был новой неизведанной территорией, и Лорен не мог до конца поверить, что она находится в его власти.
Когда Дэмиен почувствовал, как Лорен дотронулся до его волос, он наклонил голову под руку Лорена, как лошадь склоняет голову для ярма. Он ощутил, как Лорен провел ладонью к изгибу его шеи, почувствовал, как пальцы Лорена скользят через его волосы, будто впервые испытывая это ощущение.
Возможно, это было впервые. Лорен не держал его голову так, запуская пальцы в волосы, когда Дэмиен использовал рот. Его руки тогда сжимали сбившиеся простыни. Краска прилила к щекам Дэмиена от мысли, как Лорен держит его голову, пока он дарит ему наслаждение. Лорен не был таким раскованным. Он не отдавался ощущениям, они терялись во внутреннем смятении.
Он был в смятении и сейчас — его глаза потемнели, как будто прикосновения были для него чем-то чрезвычайным.
Грудь Дэмиена осторожно приподнималась в такт дыханию. Один единственный вдох мог отвлечь Лорена — или так казалось. Его губы были приоткрыты, его пальцы скользнули по груди Дэмиена. Эти прикосновения отличались от той хозяйской настойчивости, которую он продемонстрировал, когда прижал Дэмиена к кровати и взял его в руку.
Кровь Дэмиена пульсировала от его ощущения Лорена. Тепло от близости его тела было непредвиденным, как и мягкое щекочущее скольжение рубашки Лорена — детали, недостающие в воображении.
Пальцы Лорена двинулись к его шраму.
Сперва туда опустился его взгляд. Затем последовало прикосновение, полное странной очарованности, почти благоговения. Для Дэмиена стало неожиданностью, когда Лорен провел пальцами по длине рубца, тонкой белой линии, где меч вошел в его плечо.
Глаза Лорена были очень темными в свете свечей. В Дэмиене разлилось первое напряжение от пальцев Лорена на его коже, пока его сердце болезненно билось в груди.
Лорен сказал:
— Я не думал, что кто-то был настолько хорош, что смог добраться до тебя.
— Один человек, — ответил Дэмиен.
Лорен облизнул губы, медленно водя пальцами по этому призраку давно прошедшего боя. В этом была странная схожесть: брат вместо брата, Лорен так же близко, как был Огюст, и у Дэмиена еще меньше защиты; пальцы Лорена там, где его пронзил меч.
Внезапно между ними встало прошлое, совсем близко — только удар меча был четким и быстрым, а пальцы Лорена медленно скользили по ткани шрама.
Глаза Лорена поднялись — не к глазам Дэмиена, но к его ошейнику. Его пальцы дотронулись до золота, а большой палец скользнул по глубокой царапине в металле.
— Я не забыл свое обещание. Что я сниму с тебя ошейник.
— Ты сказал, утром.
— Утром. Можешь думать об этом как об обнажении своей шеи для удара кинжала.
Их глаза встретились. Сердце Дэмиена неровно колотилось в груди.
— Но он все еще на мне.
— Я знаю.
Дэмиен оказался пойман в этот взгляд, удержан им. Лорен впустил его внутрь. Эта мысль казалась невозможной, хотя Дэмиен ощущал себя внутри и сейчас, как будто преодолев какую-то внутреннюю критическую границу: он нашел теплое пространство между линией подбородка и шеей, где бывали его собственные губы, и губы Лорена, которые он целовал.
Дэмиен почувствовал колено Лорена, скользнувшее рядом с его собственным. Он почувствовал, как Лорен придвинулся к нему, и сердце Дэмиена заколотилось в груди, когда в следующее мгновение Лорен поцеловал его.
Дэмиен почти ожидал, что Лорен захочет вести, но поцелуй Лорена был целомудренным прикосновением губ — мягким, неуверенным, словно он открывал простейшие ощущения. Дэмиен старался оставаться пассивным, сжимая руки в простынях, и просто позволил Лорену взять его рот.
Лорен устроился на нем, и Дэмиен почувствовал, как скользнуло бедро Лорена, как его колено оказалось в простынях. Ткань белой рубашки Лорена легко коснулась эрекции Дэмиена. Дыхание Лорена было неровным, как будто он стоял на высоком утесе.
Пальцы Лорена нежно дотронулись до живота Дэмиена, словно заинтересованные ощущением, и весь воздух покинул легкие Дэмиена, когда интерес Лорена повел его в определенном направлении. Его единственное прикосновение в том месте стало неизбежным открытием.
— Самонадеянность? — спросил Лорен.
— Это не… с целью.
— Мне помнится иначе.
Дэмиен был почти прижат спиной к кровати, и Лорен сидел у него на коленях.
— Все это сдерживание себя… — подразнил Лорен.
Когда Лорен наклонился, Дэмиен невольно положил руку ему на бедро, чтобы помочь удержать равновесие. И затем он понял, что сделал.
Дэмиен почувствовал, как Лорен осознает это прикосновение. Рука Дэмиена звенела от напряжения. Стоя на грани дозволенного, Дэмиен ощущал неровное дыхание Лорена. Но Лорен не отпрянул — вместо этого он наклонил голову. Дэмиен медленно приподнялся и, когда Лорен не отодвинулся, он оставил единственный легкий поцелуй на шее Лорена. И затем еще один.
Его шея была теплой; и место между шеей и плечом; и маленькое незаметное пространство под линией подбородка. Ласкающие мягкие прикосновения. Лорен резко выдохнул. Дэмиен чувствовал его едва заметные движения и скольжение, и он понял, насколько чувствительна нежная кожа Лорена. Чем медленнее Дэмиен касался его, тем ярче Лорен отвечал; шелк кожи нагревался под мимолетными касаниями губ. Дэмиен сделал это медленнее. Лорен содрогнулся.
Дэмиен хотел провести руками по всему телу Лорена. Он хотел увидеть, что случится, если эта нежность накроет Лорена целиком, поцелуй за поцелуем; увидеть, сможет ли он расслабиться, сможет ли забыться, отдаваясь наслаждению так, как он не позволял себе почти никогда — только в момент оргазма, когда с раскрасневшимся лицом кончал под толчками Дэмиена.
Дэмиен не смел пошевелить рукой. Весь его мир, казалось, замедлился — до легкой дрожи дыхания, участившегося пульса Лорена, его порозовевших лица и шеи.
— Это… приятно, — сказал Лорен.
Грудь Дэмиена касалась груди Лорена. Он слышал дыхание Лорена. Его собственное возбуждение, зажатое между их телами, ощущало только едва заметное скольжение, когда Лорен неосознанно прижался к нему. Вторая рука Дэмиена легла на другое бедро Лорена, чтобы чувствовать движение, не стимулируя его. Лорен забылся настолько, что начал двигаться сам. В этом не было опытности — просто слепое стремление к удовольствию.
Для Дэмиена стало изумлением уловить в едва заметной дрожи, в сбившемся дыхании, что Лорен был на пределе, и насколько он был на пределе, казалось, что мог кончить от поцелуя Дэмиена и этого медленного скольжения вперед-назад. Дэмиен ощущал это, искорки наслаждения, как искорки от кремня под огнивом.
Глаза Лорена были полузакрыты. Дэмиен никогда бы не смог достигнуть собственного пика таким образом, но, чем медленнее Дэмиен целовал Лорена, пока они двигались вместе, тем больше, казалось, Лорен отдавался ощущениям.
Может быть, Лорен всегда был так чувствителен к ласкам. Он издал первый легкий стон. Его щеки раскраснелись, губы были приоткрыты, и голова чуть повернута на бок, легкое смятение появилось в обыкновенно непроницаемом спокойном выражении лица.
Вот оно, хотел сказать Дэмиен и не знал, не прозвучат ли слова снисходительно. Его собственное тело приближалось к пределу быстрее, чем он верил, было возможно, лишь от одного ощущения Лорена, прижимавшегося к нему. И затем все стало еще спутаннее, его рука медленно пробралась под рубашку Лорена, и пальцы Лорена впились в его плечи.
Дэмиен увидел это на лице Лорена, когда его тело начало дрожать и сдавать свою защиту. Да, подумал Дэмиен, и это произошло: Лорен полностью отдался. Дэмиен почувствовал, как Лорен дернулся к нему, и его глаза раскрылись почти с изумлением, когда внутренняя сдержанность растворилась в освобождающей разрядке. Они прижимались друг к другу, Дэмиен лежал на спине среди простыней, куда Лорен толкнул его в последние секунды.
Дэмиен невольно улыбнулся:
— Это было приемлемо.
— Ты ждал, чтобы сказать это, — слова прозвучали лишь слегка сбившимися.
— Позволь мне, — Дэмиен перевернул его и нежно вытер полотенцем. Из-за удовольствия от того, что он может это сделать, Дэмиен наклонился и оставил единственный поцелуй на плече Лорена. Он почувствовал, как в Лорене снова промелькнула неуверенность, хотя не так явно, чтобы обнаружить себя. Лорен не отпрянул от поцелуя. Дэмиен удовлетворенно раскинулся рядом с Лореном, когда закончил его вытирать.
— Ты можешь… — сказал Лорен спустя мгновение, подразумевая кое-что совершенно другое.
— Ты почти спишь.
— Не совсем.
— У нас целая ночь, — сказал Дэмиен, хотя теперь оставалось не так долго. — До утра.
Дэмиен ощущал стройное тело Лорена рядом с собой. Догорающие свечи тускло освещали комнату. Прикажи мне остаться, хотел сказать Дэмиен и не мог.
Лорену было двадцать лет, и он был принцем враждебной страны, и даже если бы их народы были дружественны, это все равно было бы невозможно.
— До утра, — повторил Лорен.
Через мгновение Дэмиен почувствовал, как пальцы Лорена легли ему на руку и слегка ее сжали.

11
Ладонь (хенд) = 4 дюйма = 10,16 см.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14




©engime.org 2024
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет