Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет34/44
Дата21.05.2020
өлшемі4.8 Kb.
түріКнига
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   44
* * *
Не думай о том, что осталось позади, — сказал Алхимик, когда
они тронулись в путь по пескам. — Всё уже запечатлено в Душе Мира
и пребудет в ней навеки.
—  Люди  больше  мечтают  о  возвращении,  чем  об  отъезде,  —
ответил Сантьяго, заново осваивавшийся в безмолвии пустыни.
—  Если  то,  что  ты  нашёл,  сделано  из  добротного  материала,
никакая  порча  его  не  коснётся.  И  ты  смело  можешь  возвращаться.
Если  же  это  была  лишь  мгновенная  вспышка,  подобная  рождению
звезды,  то  по  возвращении  ты  не  найдёшь  ничего.  Зато  ты  видел
ослепительный свет. Значит, всё равно овчинка стоила выделки.
Он  говорил  на  языке  алхимии,  но  Сантьяго  понимал,  что  он
имеет в виду Фатиму.
Трудно было не думать о том, что осталось позади. Однообразный
ландшафт пустыни заставлял вспоминать и мечтать. Перед глазами у
Сантьяго  всё  ещё  стояли  финиковые  пальмы,  колодцы  и  лицо
возлюбленной.  Он  видел  англичанина  с  его  колбами  и  ретортами,
погонщика  верблюдов  —  истинного  мудреца,  не  ведавшего  о  своей


мудрости. «Наверно, Алхимик никогда никого не любил», — подумал
он.
А  тот  рысил  чуть  впереди,  и  на  плече  его  сидел  сокол  —  он-то
отлично  знал  язык  пустыни  —  и,  когда  останавливались,  взлетал  в
воздух  в  поисках  добычи.  В  первый  день  он  вернулся,  неся  в  когтях
зайца. На второй — двух птиц.
Ночью они расстилали одеяла. Костров не разводили, хотя ночи в
пустыне  были  холодные  и  становились  всё  темнее,  по  мере  того  как
убывала  луна.  Всю  первую  неделю  они  разговаривали  только  о  том,
как  бы  избежать  встречи  с  воюющими  племенами.  Война
продолжалась  —  ветер  иногда  приносил  сладковатый  запах  крови.
Где-то  неподалёку  шло  сражение,  и  ветер  напоминал  юноше,  что
существует Язык Знаков, всегда готовый рассказать то, чего не могут
увидеть глаза.
На восьмой день пути Алхимик решил устроить привал раньше,
чем обычно. Сокол взмыл в небо. Алхимик протянул Сантьяго флягу с
водой.
—  Странствие  твоё  близится  к  концу,  —  сказал  он.  —
Поздравляю. Ты не свернул со Своей Стези.
—  А  ты  весь  путь  молчал.  Я-то  думал,  ты  научишь  меня  всему,
что  знаешь.  Мне  уже  случалось  пересекать  пустыню  с  человеком,  у
которого были книги по алхимии. Но я в них ничего не понял.
—  Есть  только  один  путь  постижения,  —  отвечал  Алхимик.  —
Действовать.  Путешествие  научило  тебя  всему,  что  нужно.  Осталось
узнать только одно.
Сантьяго  спросил,  что  же  ему  осталось  узнать,  но  Алхимик  не
сводил глаз с небосвода — он высматривал там своего сокола.
— А почему тебя зовут Алхимиком?
— Потому что я и есть Алхимик.
—  А  в  чём  ошибались  другие  алхимики  —  те,  что  искали  и  не
нашли золото?
— Ошибка их в том, что они искали только золото. Они искали
сокровища, спрятанные на Стезе, а саму Стезю обходили.
— Так чего же мне не хватает? — повторил свой вопрос юноша.
Алхимик  по-прежнему  глядел  на  небо.  Вскоре  вернулся  с
добычей сокол. Они вырыли в песке ямку, развели в ней костёр, чтобы
со стороны нельзя было заметить огонь.


—  Я  Алхимик,  потому  что  я  алхимик,  —  сказал  он.  —  Тайны
этой науки достались мне от деда, а ему — от его деда, и так далее до
сотворения  мира.  А  в  те  времена  вся  она  умещалась  на  грани
изумруда.  Люди,  однако,  не  придают  значения  простым  вещам,  а
потому стали писать философские трактаты. Стали говорить, что они-
то  знают,  в  какую  сторону  надлежит  идти,  а  все  прочие  —  нет.  Но
Изумрудная Скрижаль существует и сегодня.
— А что же написано на ней? — поинтересовался юноша.
Алхимик  минут  пять  что-то  чертил  на  песке,  а  Сантьяго  тем
временем вспоминал, как повстречал на площади старого царя, и ему
показалось, что с той поры прошли многие-многие годы.
—  Вот  что  написано  на  ней,  —  сказал  Алхимик,  окончив
рисунок.
Сантьяго приблизился и прочёл.
—  Так  ведь  это  же  шифр!  —  разочарованно  воскликнул  он.  —
Это вроде книг англичанина!
—  Нет.  Это  то  же,  что  полёт  ястребов  в  небе:  разумом  его  не
постичь.  Изумрудная  Скрижаль  —  это  послание  Души  Мира.
Мудрецы  давно  уже  поняли,  что  наш  мир  сотворён  по  образу  и
подобию  рая.  Само  существование  этого  мира  —  гарантия  того,  что
существует  иной,  более  совершенный.  Всевышний  сотворил  его  для
того,  чтобы  люди  сквозь  видимое  прозревали  духовное  и  сами
дивились чудесам своей мудрости. Это я и называю Действием.
— И я должен прочесть Изумрудную Скрижаль?
—  Если  бы  ты  был  сейчас  в  лаборатории  алхимика,  то  мог  бы
изучить  наилучший  способ  постичь  её.  Но  ты  в  пустыне  —  значит,
погрузись  в  пустыню.  Она,  как  и  всё,  что  существует  на  Земле,
поможет тебе понять мир. Нет надобности понимать всю пустыню —
одной  песчинки  достаточно  для  того  чтобы  увидеть  все  чудеса
Творения.
— А как же мне погрузиться в пустыню?
— Слушай своё сердце. Ему внятно всё на свете, ибо оно сродни
Душе Мира и когда-нибудь вернётся в неё.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   30   31   32   33   34   35   36   37   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет