Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет31/44
Дата21.05.2020
өлшемі4.8 Kb.
түріКнига
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   44
* * *
На следующее утро под финиковыми пальмами оазиса Эль-Фаюм
стояли две тысячи вооружённых людей. Солнце было ещё низко, когда
на горизонте показались пятьсот воинов. Всадники проникли в оазис
с севера, делая вид, что пришли с миром, и пряча оружие под белыми
бурнусами.  Лишь  когда  они  подошли  вплотную  к  большому  шатру
вождей, в руках у них оказались ружья и кривые сабли. Но шатёр был
пуст.
Жители оазиса окружили всадников пустыни, и через полчаса на
песке  лежали  четыреста  девяносто  девять  трупов.  Детей  увели  в
пальмовую  рощу,  и  они  ничего  не  видели,  как  и  женщины,  которые
оставались  в  шатрах,  молясь  за  своих  мужей.  Если  бы  не
распростёртые  тела  погибших,  оазис  выглядел  бы  таким  же,  как
всегда.
Уцелел только тот, кто командовал конницей, налетевшей на Эль-
Фаюм.  Его  привели  к  вождям  племён,  и  те  спросили,  почему  он
дерзнул  нарушить  Обычай.  Он  отвечал,  что  его  воины,  измучась
многодневными боями, голодом и жаждой, решили захватить оазис и
потом вновь начать войну.
Вождь  сказал,  что  как  ни  сочувствует  он  воинам,  но  нарушать
Обычай не вправе никто. В пустыне меняется под воздействием ветра
только  облик  песчаных  барханов,  всё  же  прочее  пребывает
неизменным.
Военачальника  приговорили  к  позорной  смерти:  не  удостоив  ни
пули, ни удара сабли, его повесили на засохшей финиковой пальме, и
ветер из пустыни долго раскачивал его труп.
Вождь  позвал  чужестранца  и  вручил  ему  пятьдесят  золотых
монет.  Потом  снова  рассказал  историю  Иосифа  и  попросил  юношу
стать своим Главным Советником.
* * *


Когда  зашло  солнце  и  на  небе  тускло  (потому  что  было
полнолуние)  засветились  первые  звёзды,  Сантьяго  пошёл  на  юг.  Там
стоял  только  один  шатёр,  и  встречные  говорили  ему,  что  место  это
излюблено джиннами. Однако он уселся возле шатра и стал ждать.
Алхимик  появился  нескоро  —  луна  была  уже  высоко.  С  плеча  у
него свисали два мёртвых ястреба.
— Я здесь, — сказал Сантьяго.
— И напрасно. Разве ко мне ведёт твоя Стезя?
— Идёт война. Мне не пересечь пустыню.
Алхимик  спешился  и  знаком  пригласил  Сантьяго  войти  в
шатёр,  —  точно  такой  же,  как  и  у  всех  жителей  оазиса,  если  не
считать  убранного  со  сказочной  роскошью  шатра  вождей.  Сантьяго
искал  взглядом  тигли  и  горн,  стеклянные  алхимические  реторты,
однако  ничего  не  нашёл,  кроме  нескольких  растрёпанных  книг  и
покрывавших ковёр листов с какими-то таинственными рисунками.
— Садись, я приготовлю чаю, — сказал Алхимик. — Поужинаем
этими ястребами.
Юноша  подумал,  что  это  те  самые  птицы,  которых  он  накануне
видел в небе, но вслух не сказал ни слова. Алхимик растопил очаг, и
вскоре  шатёр  заполнился  ароматом  жареной  дичи.  Он  был  вкуснее
дыма наргиле.
— Зачем ты хотел меня видеть?
— Всё дело в знаках. Ветер рассказал мне, что ты придёшь и что
тебе потребуется моя помощь.
— Нет, это не я, это другой путник — англичанин. Это он искал
тебя.
Прежде чем он меня найдёт, ему предстоит много других встреч.
Однако он на верном пути. Он смотрит уже не только в книги.
— А я?
—  Если  ты  чего-нибудь  хочешь,  вся  Вселенная  будет
способствовать  тому,  чтобы  желание  твоё  сбылось,  —  повторил
Алхимик слова старого Мелхиседека, и юноша понял, что повстречал
ещё одного человека, который поможет ему следовать Своей Стезёй.
— Ты будешь меня учить? — спросил он.
— Нет. Ты уже знаешь всё, что нужно. Я лишь сделаю так, чтобы
ты добрался до цели и дошёл до своих сокровищ.
— Но в пустыне идёт война, — повторил Сантьяго.


— Я знаю пустыню.
—  Я  уже  нашёл  своё  сокровище.  У  меня  есть  верблюд,  деньги,
которые  я  заработал,  торгуя  хрусталём,  и  ещё  полсотни  золотых.
Теперь на родине я стану богачом.
— Однако всё это ни на шаг не приближает тебя к пирамидам, —
напомнил Алхимик.
— У меня есть Фатима. Это сокровище стоит всего остального.
— От неё до пирамид тоже далеко.
Они замолчали и принялись за еду. Алхимик откупорил бутылку
и налил в стакан Сантьяго какой-то красной жидкости. Это оказалось
вино,  равного  которому  юноша  в  жизни  своей  не  пробовал.  Однако
Закон запрещает пить вино.
— Зло не в том, что входит в уста человека, а в том, что выходит
из них, — сказал Алхимик.
От вина Сантьяго повеселел. Но хозяин по-прежнему внушал ему
страх.  Они  сидели  рядом  у  входа  в  шатёр  и  глядели,  как  меркнут
звёзды при свете полной луны.
— Выпей ещё — это отвлечёт тебя, — сказал Алхимик, который
заметил,  как  подействовало  вино  на  юношу.  —  Наберись  сил,  как
подобает воину перед битвой. Но не забывай, что сердце твоё там, где
сокровища.  А  их  надо  найти,  ибо  только  так  всё,  что  ты  понял  и
прочувствовал на пути к ним, обретёт смысл.
Завтра  продай  своего  верблюда  и  купи  коня.  У  верблюдов
коварный  нрав:  они  шагают  и  шагают  без  устали.  А  потом  вдруг
опускаются  на  колени  и  умирают.  Конь  же  выбивается  из  сил
постепенно.  И  всегда  можно  сказать,  сколько  ещё  он  может
проскакать и когда падёт.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет