Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет27/44
Дата21.05.2020
өлшемі0.56 Mb.
түріКнига
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   44
* * *
Сантьяго огорчил этот разговор. Юноша шёл, припоминая, каких
трудов  стоило  многим  его  знакомым  пастухам  убедить  жён,  что  они


не  могут  обойтись  без  далёких  пастбищ.  Любовь  требует,  чтобы  ты
был рядом с той, кого любишь.
На следующий день он рассказал об этом Фатиме.
—  Пустыня  уводит  наших  мужчин  и  не  всегда  возвращает,  —
отвечала она. — И мы к этому привыкли. Всё это время они с нами:
они облака, не дарующие дождя, животные, прячущиеся меж камней,
вода,  которую,  как  милость,  исторгает  земля.  Мало-помалу  они
становятся частью всего этого и вливаются в Душу Мира.
Кое-кто  возвращается.  И  тогда  праздник  у  всех  наших  женщин,
потому  что  мужья,  которых  они  ждут,  тоже  когда-нибудь  придут
домой.  Раньше  я  глядела  на  этих  женщин  с  завистью.  Теперь  и  мне
будет кого ждать.
Я  женщина  пустыни  и  горжусь  этим.  Я  хочу,  чтобы  и  мой  муж
был  волен,  как  ветер,  гоняющий  песок.  Я  хочу,  чтобы  и  он  был
неотделим от облаков, зверей и воды.
* * *
Сантьяго отправился на поиски англичанина. Он хотел рассказать
ему  о  Фатиме,  и  удивился,  увидев,  что  тот  поставил  рядом  со  своим
шатром  очаг,  а  на  него  стеклянный  сосуд.  Англичанин  совал  в  печь
хворост,  поддерживая  огонь,  и  поглядывал  на  пустыню.  В  глазах  его
появился  блеск,  какого  не  было  в  те  дни,  когда  он  не  отрывался  от
книги.
— Это первая стадия работы, — объяснил он Сантьяго. — Надо
отделить  нечистую  серу.  Главное  —  нельзя  бояться,  что  ничего  не
выйдет.  Я  вот  боялся  и  до  сегодняшнего  дня  не  мог  приняться  за
Великое Творение. Ещё десять лет назад можно было сделать то, что я
делаю сейчас. Счастье ещё, что я ждал десять лет, а не двадцать.
И он продолжал совать в печь хворост и поглядывать на пустыню.
Сантьяго сидел с ним рядом до тех пор, пока лучи закатного солнца
не  окрасили  песок  в  розоватый  цвет.  Тут  он  испытал  нестерпимое
желание  уйти  туда,  в  пустыню:  пусть-ка  её  безмолвие  попробует
ответить на его вопросы.
Он  долго  брёл  куда  глаза  глядят,  оборачиваясь  время  от  времени
на  финиковые  пальмы,  чтобы  не  терять  из  виду  оазис.  Он  слышал


голос  ветра,  ощущал  под  ногой  камни.  Иногда  видел  раковину  —
когда-то  в  незапамятные  времена  на  месте  этой  пустыни  было  море.
Потом  присел  на  камень  и  как  зачарованный  устремил  взгляд  на
горизонт.  Он  не  представлял  себе  любовь  без  обладания,  но  Фатима
родилась в пустыне, и если что-то и может научить его этому, то лишь
пустыня.
* * *
Так  сидел  он,  ни  о  чём  не  думая,  пока  не  ощутил  какое-то
дуновение  над  головой.  Он  вскинул  глаза  к  небу  и  увидел  в  вышине
двух ястребов.
Сантьяго долго следил за ними, за тем, какие прихотливые узоры
вычерчивают они в небе. Ястребы, казалось, парят без смысла и цели,
но юноша ощущал в их полёте какое-то значение, только не смог бы
назвать,  какое.  Он  решил  провожать  глазами  каждое  их  движение  —
может  быть,  тогда  станет  ему  внятен  их  язык.  Может  быть,  тогда
пустыня объяснит ему, что такое любовь без обладания.
Внезапно  его  стало  клонить  в  сон.  Сердце  противилось  этому,
будто  говоря:  «Ты  близок  к  постижению  Всеобщего  Языка,  а  в  этом
краю  всё,  даже  полёт  ястребов  в  небе,  исполнено  смысла».  Сантьяго
мысленно  поблагодарил  судьбу  за  то,  что  полон  любви.  «Когда
любишь, всё ещё больше обретает смысл», — подумал он.
В эту минуту один ястреб круто спикировал на другого, и тотчас
глазам  юноши  предстало  видение:  воины  с  обнажёнными  саблями
входят в оазис. Оно мелькнуло и исчезло, оставив тревогу и волнение.
Он  много  слышал  о  миражах  и  сам  несколько  раз  видел,  как
человеческие  желания  обретают  плоть  в  песках  пустыни.  Но  ему
вовсе не хотелось, чтобы в оазис ворвалось войско.
Сантьяго  попытался  было  выбросить  эти  мысли  из  головы  и
вернуться  к  созерцанию  розовеющих  песков  и  камней.  Но  что-то
мешало  ему  сосредоточиться,  и  сердце  продолжало  томиться
тревогой.
«Всегда  следуй  знакам»,  —  наставлял  его  царь  Мелхиседек.
Юноша  подумал  о  Фатиме.  Вспомнил  о  том,  что  видел,  и
почувствовал: что-то должно произойти.


С трудом вышел он из оцепенения. Поднялся и двинулся обратно,
по направлению к финиковым пальмам. Ещё раз мир показал ему, что
говорит  на  многих  языках:  теперь  уже  не  пустыня,  а  оазис  сулил
опасность.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет