Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет23/44
Дата21.05.2020
өлшемі4.8 Kb.
түріКнига
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   44
* * *
Камень обладает поразительным свойством: крохотной части его
достаточно,  чтобы  превратить  любое  количество  любого  металла  в
золото.


Услышав  это,  Сантьяго  очень  заинтересовался  алхимией.  Он
подумал,  что  надо  лишь  немного  терпения  —  и  можно  будет
превращать  в  золото  всё  что  угодно.  Он  ведь  читал  жизнеописания
тех,  кому  это  удалось:  Гельвеция,  Элиаса,  Фульканелли,  Гебера,  —  и
истории  эти  приводили  его  в  восторг.  Всем  этим  людям  удалось  до
конца пройти Своей Стезёй. Они странствовали по свету, встречались
с 
учёными 
мудрецами, 
творили 
чудеса, 
чтобы 
убедить
сомневающихся,  владели  Философским  Камнем  и  Эликсиром
Бессмертия.
Однако когда Сантьяго попытался по книгам понять, что же такое
Великое  Творение,  то  стал  в  тупик  —  там  были  только  странные
рисунки, зашифрованные наставления и непонятные тексты.
* * *
— Почему они так замысловато пишут? — спросил он однажды
вечером  у  англичанина,  который  явно  досадовал  на  то,  что  лишился
своих книг.
—  Потому  что  понимать  их  дано  лишь  тем,  кто  сознаёт
ответственность  этого,  —  отвечал  англичанин.  —  Представь,  что
начнётся, если все кому не лень начнут превращать свинец в золото.
Очень  скоро  оно  потеряет  всякую  ценность.  Только  упорным  и
знающим  откроется  тайна  Великого  Творения.  А  я  оказался  посреди
пустыни,  чтобы  встретить  настоящего  алхимика,  который  поможет
мне расшифровать таинственные записи.
— А когда были написаны эти книги? — спросил он.
— Много веков назад.
—  Много  веков  назад  ещё  не  было  типографского  станка,  —
возразил Сантьяго. — И всё равно алхимией способен овладеть далеко
не  каждый.  Почему  же  это  написано  таким  таинственным  языком  и
рисунки такие загадочные?
Англичанин ничего не ответил. Лишь потом, помолчав немного,
сказал,  что  уже  несколько  дней  внимательно  присматривается  к
каравану,  но  ничего  нового  не  заметил.  Вот  только  о  войне  племён
поговаривать путешественники стали всё чаще.


* * *
И  в  один  прекрасный  день  Сантьяго  вернул  англичанину  его
книги.
—  Ну,  и  что  же  ты  там  понял?  —  с  надеждой  спросил  тот:  ему
хотелось  поговорить  с  кем-нибудь  понимающим,  чтобы  отвлечься  от
тревожных мыслей.
— Понял я, что у мира есть душа, и тот, кто постигнет эту душу,
поймёт и язык всего сущего. Ещё понял, что многие алхимики нашли
Свою Стезю и открыли Душу Мира, Философский Камень и Эликсир
Бессмертия, — сказал юноша, а про себя добавил: «А самое главное —
я понял, что всё это так просто, что уместится на грани изумруда».
Англичанин почувствовал разочарование. Ни то, что он так долго
учился,  ни  магические  символы,  ни  мудрёные  слова,  ни  реторты  и
колбы — ничего не произвело впечатления на Сантьяго. «Он слишком
примитивен,  чтобы  понять  это»,  —  подумал  англичанин.  Он  собрал
свои книги и снова засунул их в чемоданы, навьюченные на верблюда.
— Изучай свой караван, — сказал он. — Мне от него было так же
мало проку, как тебе — от моих книг.
И  Сантьяго  снова  принялся  внимать  безмолвию  пустыни  и
глядеть, как вздымают песок ноги верблюдов. «У каждого свой способ
учения,  —  подумал  он.  —  Ему  не  годится  мой,  а  мне  —  его.  Но  мы
оба отыскиваем Свою Стезю, и я его за это уважаю».
* * *
Караван  шёл  теперь  и  по  ночам.  Время  от  времени  появлялись
бедуины,  что-то  сообщали  Вожатому.  Погонщик  верблюдов,
подружившийся  с  Сантьяго,  объяснил,  что  война  между  племенами
всё-таки  началась.  Большим  везением  будет,  если  караван  сумеет
добраться до оазиса.
Верблюды  и  лошади  выбивались  из  сил,  люди  становились  всё
молчаливее,  и  в  ночной  тишине  даже  конское  ржание  или  фырканье
верблюда,  которые  раньше  были  просто  ржанием  или  фырканьем,


теперь внушали всем страх, потому что могли означать приближение
врага.
Погонщика, впрочем, близкая опасность не пугала.
—  Я  жив,  —  объяснял  он  Сантьяго  однажды  ночью,  когда  не
светила  луна  и  не  разводили  костров.  —  Вот  я  ем  сейчас  финики  и
ничем другим, значит, не занят. Когда еду — еду и ничего другого не
делаю. Если придётся сражаться, то день этот будет так же хорош для
смерти,  как  и  всякий  другой.  Ибо  живу  я  не  в  прошлом  и  не  в
будущем, а сейчас, и только настоящая минута меня интересует. Если
бы ты всегда мог оставаться в настоящем, то был бы счастливейшим
из смертных. Ты бы понял тогда, что пустыня не безжизненна, что на
небе светят звёзды и что воины сражаются, потому что этого требует
их  принадлежность  к  роду  человеческому.  Жизнь  стала  бы  тогда
вечным  и  нескончаемым  праздником,  ибо  в  ней  не  было  бы  ничего,
кроме настоящего момента.
Спустя  двое  суток,  когда  путники  укладывались  на  ночлег,
Сантьяго  взглянул  на  звезду,  указывавшую  им  путь  к  оазису.  Ему
показалось,  что  линия  горизонта  стала  ниже:  в  небе  над  пустыней
сияли сотни звёзд.
— Это и есть оазис, — сказал погонщик.
— Так почему же мы не идём туда?
— Потому что нам надо поспать.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет