Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет21/44
Дата21.05.2020
өлшемі4.8 Kb.
түріКнига
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   44
* * *
Пустыня песчаная иногда вдруг становилась пустыней каменной.
Если караван оказывался перед валуном, он его огибал, а если перед
целой  россыпью  камней  —  шёл  в  обход.  Если  песок  был  таким
рыхлым  и  мелким,  что  копыта  верблюдов  увязали  в  нём,  —  искали
другой путь. Иногда шли по соли — значит, на этом месте было когда-
то  озеро,  —  и  вьючные  животные  жалобно  ржали.  Погонщики
спешивались,  оглаживали  их  и  успокаивали,  потом  взваливали  кладь
себе  на  плечи,  переносили  её  через  предательский  отрезок  пути  и
вновь  навьючивали  верблюдов  и  лошадей.  Если  же  проводник
заболевал или умирал, товарищи его бросали жребий: кто поведёт его
верблюдов.
Всё это происходило по одной-единственной причине: как бы ни
кружил караван, сколько бы раз ни менял он направление, к цели он
двигался  неуклонно.  Одолев  препоны,  снова  шёл  на  звезду,
указывавшую,  где  расположен  оазис.  Увидев,  как  блещет  она  в
утреннем  небе,  люди  знали:  она  ведёт  их  туда,  где  они  найдут
прохладу, воду, пальмы, женщин. Один только англичанин не замечал
этого, потому что почти не отрывался от книги.
Сантьяго в первые дни тоже пытался читать. Однако потом понял,
что куда интересней смотреть по сторонам и слушать шум ветра. Он
научился  понимать  своего  верблюда,  привязался  к  нему,  а  потом  и
вовсе  выбросил  книгу.  Это  лишняя  тяжесть,  понял  он,  хоть  ему  и
казалось  по-прежнему,  что  каждый  раз,  как  откроет  он  книгу,  в  ней
отыщется что-нибудь интересное.
Мало-помалу он сдружился с погонщиком, державшимся рядом с
ним. Вечерами, когда останавливались на привал и разводили костры,
Сантьяго рассказывал ему всякие случаи из своей пастушеской жизни.
А однажды погонщик начал говорить о себе.
—  Я  жил  в  деревушке  неподалёку  от  Эль-Кайрума.  Был  у  меня
дом  и  сад,  были  дети,  и  я  согласен  был  жить  так  до  самой  смерти.
Однажды,  когда  урожай  был  особенно  хорош,  мы  на  вырученные  за
него деньги всей семьёй отправились в Мекку — так я выполнил свой
долг верующего и теперь уж мог умереть с чистой совестью. Я всем
был доволен.


Но  вот  задрожала  земля,  Нил  вышел  из  берегов.  То,  что  —
казалось мне раньше — ко мне отношения не имеет, теперь коснулось
и  меня.  Соседи  опасались,  как  бы  разлив  не  смыл  их  оливковые
деревья, жена тревожилась за детей. Я с ужасом смотрел, как погибает
всё нажитое и достигнутое.
Земля  после  того  перестала  родить  —  мне  пришлось  добывать
себе  пропитание  другим  способом.  Так  я  сделался  погонщиком
верблюдов. Тогда и открылся мне смысл слов Аллаха: не надо бояться
неведомого, ибо каждый способен обрести то, чего хочет, получить —
в чём нуждается.
Мы все боимся утратить то, что имеем, будь то наши посевы или
самая жизнь. Но страх этот проходит, стоит лишь понять, что и наша
история, и история мира пишутся одной и той же рукой.
* * *
Иногда встречались два каравана. И не было ещё случая, чтобы у
одних  путников  не  нашлось  того,  в  чём  нуждались  другие.  Словно  и
впрямь всё на свете написано одной рукой. Погонщики рассказывали
друг  другу  о  пыльных  бурях  и,  сев  в  кружок  у  костра,  делились
наблюдениями над повадками пустыни.
Бывало,  что  к  огню  приходили  и  таинственные  бедуины,  до
тонкостей  знавшие  путь,  которым  следовал  караван.  Они
предупреждали, где нужно опасаться нападения разбойников и диких
племён,  а  потом  исчезали  так  же  молча,  как  появлялись,  словно
растворяясь во тьме.
* * *
Вот  в  один  из  таких  вечеров  погонщик  подошёл  к  костру,  у
которого сидели Сантьяго и англичанин.
— Прошёл слух, будто началась война между племенами.
Наступила  тишина.  Сантьяго  почувствовал,  что,  хотя  ни  слова
больше не было сказано, в воздухе повисла тревога. Ещё раз убедился
он, что понимает беззвучный Всеобщий Язык.


Молчание нарушил англичанин, осведомившийся, опасно ли это
для них.
—  Когда  входишь  в  пустыню,  назад  пути  нет,  —  ответил
погонщик.  —  А  раз  так,  то  нам  остаётся  только  идти  вперёд.
Остальное  решит  за  нас  Аллах,  он  же  и  отведёт  от  нас  беду,  —  и
добавил таинственное слово: — Мактуб.
—  Ты  напрасно  не  обращаешь  внимания  на  караван,  —  сказал
Сантьяго  англичанину,  когда  погонщик  отошёл  от  них.  —
Присмотрись:  как  бы  ни  петлял  он,  однако  неуклонно  стремится  к
цели.
—  А  ты  напрасно  не  читаешь  о  мире,  —  отвечал  тот.  —  Книги
заменяют наблюдения.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет