Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет20/44
Дата21.05.2020
өлшемі0.56 Mb.
түріКнига
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   44
* * *
—  Я  поведу  караван,  —  сказал  им  во  дворе  длиннобородый
темноглазый  человек.  —  В  моих  руках  жизнь  и  смерть  всех,  кто
пойдёт со мной, потому что пустыня — особа взбалмошная и порою
сводит людей с ума.
Готовились  тронуться  в  путь  человек  двести,  а  животных  —
верблюдов,  лошадей,  ослов  —  было  чуть  ли  не  вдвое  больше.  У
англичанина  оказалось  несколько  чемоданов,  набитых  книгами.  Во
дворе  толпились  женщины,  дети  и  мужчины  с  саблями  у  пояса  и


длинными  ружьями  за  спиной.  Стоял  такой  шум,  что  Вожатому
пришлось несколько раз повторить свои слова.
— Люди здесь собрались разные, и разным богам они молятся. Я
же  признаю  только  Аллаха,  а  потому  именем  его  клянусь,  что
приложу  все  усилия  для  того,  чтобы  ещё  раз  одержать  верх  над
пустыней.  Теперь  пусть  каждый  поклянётся  тем  богом,  в  которого
верует,  что  будет  повиноваться  мне,  как  бы  ни  сложились
обстоятельства. В пустыне неповиновение — это гибель.
Раздался  приглушённый  гул  голосов  —  это  каждый  обратился  к
своему  богу.  Сантьяго  поклялся  именем  Христа.  Англичанин
промолчал. Это продолжалось дольше, чем нужно для клятвы — люди
просили у небес защиты и покровительства.
Потом послышался протяжный звук рожка, и каждый сел в седло.
Сантьяго  и  англичанин,  купившие  себе  по  верблюду,  не  без  труда
взобрались  на  них.  Юноша  увидел,  как  тяжко  нагрузил  его  спутник
своего верблюда чемоданами книг, и пожалел бедное животное.
—  А  между  тем,  никаких  совпадений  не  существует,  —  словно
продолжая  давешний  разговор,  сказал  англичанин.  —  Меня  привёз
сюда один мой друг. Он знал арабский язык и…
Но  слова  его  потонули  в  шуме  тронувшегося  каравана.  Однако
Сантьяго  отлично  знал,  что  имел  в  виду  англичанин:  существует
таинственная  цепь  связанных  друг  с  другом  событий.  Это  она
заставила  его  пойти  в  пастухи,  дважды  увидеть  один  и  тот  же  сон,
оказаться  неподалёку  от  африканского  побережья,  встретить  в  этом
городке  царя,  стать  жертвой  мошенника  и  наняться  в  лавку,  где
продают хрусталь, и…
«Чем  дальше  пройдёшь  по  Своей  Стезе,  тем  сильней  она  будет
определять твою жизнь», — подумал юноша.
* * *
Караван 
двигался 
на 
запад. 
Выходили 
рано 
поутру,
останавливались  на  привал,  когда  солнце  жгло  нещадно,  пережидали
самый  зной  и  потом  снова  трогались  в  путь.  Сантьяго  мало
разговаривал  с  англичанином  —  тот  по  большей  части  не  отрывался
от книги.


Юноша  молча  разглядывал  спутников,  вместе  с  ним
пересекавших  пустыню.  Теперь  они  были  не  похожи  на  тех,  какими
были перед началом пути — тогда царила суета: крики, детский плач
и  ржание  коней  сливались  с  возбуждёнными  голосами  купцов  и
проводников.
А  здесь,  в  пустыне,  безмолвие  нарушали  лишь  посвист  вечного
ветра  да  скрип  песка  под  ногами  животных.  Даже  проводники
хранили молчание.
— Я много раз пересекал эти пески, — сказал как-то ночью один
погонщик другому. — Но пустыня так велика и необозрима, что и сам
поневоле почувствуешь себя песчинкой. А песчинка нема и безгласна.
Сантьяго понял, о чём говорил погонщик, хотя попал в пустыню
впервые.  Он  и  сам,  глядя  на  море  или  в  огонь,  часами  мог  не
произносить  ни  слова,  ни  о  чём  не  думая  и  как  бы  растворяясь  в
безмерной силе стихий.
«Я учился у овец, учился у хрусталя, — думал он. — Теперь меня
будет учить пустыня. Она кажется мне самой древней и самой мудрой
из всего, что я видел прежде».
А  ветер  здесь  не  стихал  ни  на  миг,  и  Сантьяго  вспомнил,  как
ощутил его дуновение, стоя на башне в Тарифе. Должно быть, тот же
самый  ветер  слегка  ерошил  шерсть  его  овец,  бродивших  по
пастбищам Андалусии в поисках корма и воды.
«Теперь  они  уж  больше  не  мои,  —  думал  он  без  особенной
грусти.  —  Забыли  меня,  наверно,  привыкли  к  новому  пастуху.  Ну  и
хорошо. Овцы, как и каждый, кто странствует с места на место, знают,
что разлуки неизбежны».
Тут ему вспомнилась дочка суконщика — должно быть, она уже
вышла замуж. За кого? Может, за продавца кукурузы? Или за пастуха,
который  тоже  умеет  читать  и  рассказывать  невероятные  истории  —
Сантьяго  не  один  такой.  То,  что  он  почему-то  был  в  этом  уверен,
произвело  на  юношу  сильное  впечатление:  может,  и  он  овладел
Всеобщим Языком и знает теперь настоящее и прошлое всех на свете?
«Предчувствие»  —  так  называла  этот  дар  его  мать.  Теперь  он
понимал,  что  это  —  быстрое  погружение  души  во  вселенский  поток
жизни, в котором судьбы всех людей связаны между собой. Нам дано
знать всё, ибо всё уже записано.
— Мактуб, — промолвил юноша, вспомнив Торговца Хрусталём.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет