Вскоре после убийства хана Есыма, султанами и „знатными людьми Байулинского поколения было сделано представление



Дата15.11.2019
өлшемі18,92 Kb.
#51875
Байланысты:
Батыр сырым, Вяткин

Вскоре после убийства хана Есыма, султанами и „знатными

людьми" Байулинского поколения было сделано представление

царской администрации с просьбой назначить нового

хана1, а 28 мая те же султаны и старшины просили об утверждении

ханом султана Каратая, сына Нуралы. О том же просил

сам Каратай, и его просьба была поддержана султанами

Шоткара, Шорманом и Ильтаем2. Верный своим политическим

устремлениям, Срым постарался противопоставить домогательствам

знати — восстановить ханскую власть — волю

„народного собрания: он в июне месяце сделал попытку организовать

съезд старшин, чтобы решить вопрос о ханской власти.

С этой целью Срым обратился с письмом к казахским

старшинам, приглашая "киргизцов к себе для того, чтоб, зде-

лав между собою совет, российской стороне дать общий их

отзыв и иметь заблаговременно попечение, ис солтанов ли

кого зделать ханом или быть без хана". Это письмо было разослано

Срымом по всем улусам с собрания при речке Яхшу-

бай, куда к нему съехалось до 300 человек3.

Но, насколько позволяют проследить наши источники,

организовать съезд старшин всего жуза Срыму не удалось.

Он натолкнулся на решительное сопротивление части старшин,

явно ставших во враждебные отношения к батыру4.

Тактика Срыма привела не к консолидации сил родовой

знати, а к расколу старшинской группировки. В этом расколе

проявились и боязнь масс, и ненависть к человеку, который

своей упорной, непримиримой борьбой с ханской властью

стал в глазах родовой знати нарушителем „ордынского спокойствия".

Об обострении борьбы в жузе по вопросу о ханской власти

царская администрация была осведомлена очень хорошо.

Она считала опасным немедленное восстановление ханской

власти и сделала попытку путем компромиссного решения

добиться восстановления „спокойствия" в жузе. С этой

целью Игельстром 6 июня предложил Экспедиции пограничных

дел воздержаться от выборов нового хана, а управление

жузом поручить Ханскому совету, который должен был

иметь свое пребывание на р. Малой Хобде1.

Ханский совет был открыт 8 августа 1797 г. в составе назначенных

военным губернатором: председателя — султана

Айчувака и членов: от Алимулинского поколения — Сары

Шоннай-бия, Байулинского — Султанбек-бия, Шакшак-бия и

поколения Жетыру — Кошукбай-бия и Битик-мурзы2. Представителем

от царского правительства в Ханский совет был

командирован муфтий Мухаммеджан Хусаинов.

Военный губернатор надеялся, что передача управления

жузом в руки Ханского совета, а не хана, примирит с новой

системой группировку Срыма. Ту же цель преследовало устранение

от участия в Ханском совете султанов фамилии Ну-

ралы. Назначение Айчувака, сыновья которого (Жанторе,

Апак) участвовали одно время в движении Срыма, председателем

совета не встретит, как думал Игельстром, решительного

сопротивления Срыма. Наконец, участие в работе

Ханского совета муфтия Мухаммеджана Хусайнова, о возвращении

которого неоднократно просили старшины, также

давало известную гарантию благожелательного отношения

группировки Срыма к новому органу власти. В то же время

председательствование в совете старейшего султана, назначение

в качестве членов совета старшин, которые в движении

Срыма не играли заметной роли, давало основание

надеяться, что с новой системой управления жузом примирятся

и султаны. Но Игельстром ошибся в своих расчетах.

Одновременно с открытием Ханского совета султаны, сгруппировавшиеся

после убийства Есыма в районе Нижнеуральской линии, провозгласили ханом султана Ка ратая, подняв

его по обычаю на белой кошме, но не созывая народного

съезда. Такое явное нарушение векового обычая смущало и

самих султанов. Они понимали, что власть нового хана не будет

прочной, если он не будет признан старшинами. Они готовы

были перенести вопрос о выборе хана на собрание

старшин, но поставить „избрание" в такие условия, которые

гарантировали бы признание Каратая ханом.

ЧОА, ф. Эксп. погр. дел, 1797, д. № 200, л. 118—118 об.

2 ЧОА, ф. Эксп. погр. дел, 1797, д. № 200, л. 125. Сары Шоннай-

бий принадлежал к роду Шекты, Султанбек — к роду Сыклар, Шакшак

— к роду Алаша, Кошукбай — к роду Табын и Битик-мурза — к роду

Кердери. Второй представитель от Алимулинского поколения из рода

Торткара Боранбай-бий, назначенный Игельстромом членом Ханского

совета, не явился.

Стр 306 Батыр сырым, Вяткин

Классовая основа движения с наибольшей ясностью обнаруживалась

в пограничных с империей районах. Но Срым

не понял особенности расстановки классовых сил, не осознал,

что продолжать борьбу можно было, только опираясь на

народные массы. Он оставался верен своей прежней тактике:

сплачивать вокруг себя народные массы через посредство

родовых старшин. В 1791 г. он еще имел основания верить в

возможность опереться на родовую знать. Многие ее представители,

особенно те, кочевья которых не находились в непосредственной

близости от пограничной линии и для

которых поэтому вопрос о потере пастбищ близ границы империи

не играл решающей роли, продолжали поддерживать

батыра.


Среди сторонников Срыма А. А. Пеутлинг называет сына

султана Айчувака — Жанторе, племянников батыра Срыма

— Ирсалы и Койсары, старшин Илекбая и Барака поколения

Жетыру, Каратау — поколения Байулы и из Алимулинского

поколения — старшину Жиамеса2. Софра-бий называет еще

имя старшины Бодене-бия рода Берш3, но вернее предположить,

что Бодене-бий, а также батыры того же рода Сартай и

Чуйташ заняли колеблющуюся позицию; возможно, что они

и сочувствовали Срыму, но призыву Срыма откочевать от

пределов России не последовали .

Среди активных сторонников Срыма источники называют

еще ряд имен. Мулла Губайдулла Феткуллин сообщал о выступлении

отрядов рода Кете под предводительством Наур-

залы-батыра, выступили старшины рода Табын — Илекбай,

Бармак, Досыбарак и Асау с 500 казахов . На р. Уиле группировались

отряды казахов во главе с вышеперечисленными

1 ЧОА. ф. Эксп. погр. дел, 1791, д. № 168, л. 95.

2 ЧОА, ф. Эксп. погр. дел, 1791, д. № 168, л. 1.

3Т а м ж е , л. 151.

4 По крайней мере, в июне Срым упрекал их: „А вы меня обманываете,

ибо вы дали мне такое обещание, чтоб по наступлении лета от

России откочевать, но оное ваше обещание зделалось ложным. Почему

же вы, обещание в ложь обрати, к российской стороне прикочевываете?

и что от россиян получить сподеваетесь? Когда я выезд сделаю, то

при том дети ваши летом от зноя, а зимою от стужи озлобление претерпеть

могут, в каковых обстоятельствах прошу на меня не жаловаться"

(Т ам ж е, л. 264).

5Т а м ж е , л. 151.

старшинами рода Табын, к которым примкнул старшина Ка-

ражан из рода Торткара и старшина Тотбай из рода Жагал-

байлы1. Всего на р. У иле собрался отряд в 2000 казахов.

Донское сообщал, что „немногочисленное собрание киргиз-

цов из родов Сыкларского и Китинского, составляющее под

предводительством Китинского рода старшины Наурзалия и

Ожарай-Китинского ж Утяка батыра и Коткубая, умыслили

делать нападение на здешние жилища"2.

То же подтвердили мулла Абдулфетих Абдулсалимов, назвав

еще имя Жаркыбай-батыра рода Серкеш3.

Стр 265

Вяткин М.



В 99 Батыр Срым. Учебное пособие. — Алматы, „Санат",

1 998.— 344 стр.



ISBN 5—7 090—0262—3

Достарыңызбен бөлісу:




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет