Юнеско по науке: на пути к 2030 году



Pdf көрінісі
бет31/45
Дата21.05.2022
өлшемі8,81 Mb.
#144261
түріДоклад
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   45
Байланысты:
235407rus (1)
1241 debi til, ЖЭ-831(3), ЖЭ-831(3), Абай, 1-Практикалық жұмыс
Центральной Азии (Глава 14) 
постепенно 
переходят от административно-командной к рыночной 
экономике. Хотя в результате бума торговли сырьевыми 
товарами в течение последнего десятилетия значительно 
выросли объемы как экспорта, так и импорта, эти 
страны остаются уязвимыми в условиях экономических 
потрясений в силу своей зависимости от экспорта сырья, 
ограниченного круга торговых партнеров и слабого 
потенциала обрабатывающей промышленности. 
Во всех этих странах, кроме Узбекистана, за период 2009-
2013 гг. число национальных научно-исследовательских 
институтов сократилось вдвое. Эти научные учреждения, 
созданные в советский период, впоследствии устарели 
в результате развития новых технологий и изменения 
национальных приоритетов. В качестве части 
инфраструктуры, способствующей модернизации, 
Казахстан и Туркменистан строят технологические парки 
и объединяют существующие учреждения для создания 
научных центров. Национальные стратегии развития, 
подкрепляемые во всех этих странах, за исключением 
Кыргызстана, устойчивым экономическим ростом, 
способствуют созданию новых высокотехнологичных 
производств, совместному использованию ресурсов и 
ориентации экономики на экспортные рынки. 
В последние годы в целях содействия повышению 
квалификации в стратегических областях экономики 
в Центральной Азии было создано три университета: 
Университет имени Назарбаева в Казахстане, Университет 
Инха в Узбекистане, специализирующийся в области 
ИКТ, и Международный университет нефти и газа в 
Туркменистане. Страны не только ставят перед собой 
задачу повышения эффективности традиционных 
горнодобывающих отраслей, но и стремятся более широко 
использовать ИКТ и другие современные технологии 
для развития делового сектора, образования и научных 
исследований. 
Достижению этих амбициозных целей препятствует 
стабильно низкий уровень инвестиций в НИОКР.
В течение последнего десятилетия соотношение
ВРНИОКР/ВВП этого региона колебалось на уровне
0,2-0,3%. В 2013 г. Узбекистан нарушил эту тенденцию, 
повысив интенсивность НИОКР до 0,41%. Казахстан 
является единственной страной, где предприятия и 
учреждения частных некоммерческих секторов вносят 
сколь-нибудь значительный вклад в НИОКР, однако общий 
показатель интенсивности исследований и разработок в 
Казахстане остается весьма низким – всего 0,17 в 2013 г. 
Тем не менее расходы на научные и технологические 
услуги в этой стране сильно возросли, что свидетельствует 
о растущем спросе на продукцию НИОКР. Эта тенденция 
также отражает предпочтение предприятий к закупке 
технологических решений, заложенных в импортируемых 
машинах и оборудовании. Правительство утвердило 
стратегию модернизации предприятий путем передачи 
технологий и развития деловых качеств; акцент при этом 
сделан на развитии финансирования проектов, в том числе 
посредством создания совместных предприятий. 
За период 2005-2014 гг. доля Казахстана в научных 
публикациях этого региона выросла с 35% до 56%. 
Несмотря на то, что две трети научных работ из этого 
региона имеют иностранных соавторов, основные 
партнеры, как правило, привлекаются из стран 
Центральной Азии. 
В 
Иране (Глава 15)
международные санкции замедлили 
индустриальный и экономический рост, ограничили 
иностранные инвестиции, нефтяной и газовый экспорт, 
а также вызвали девальвацию национальной валюты и 
гиперинфляцию. Кроме того, санкции, по всей видимости, 
ускорили переход от экономики, основанной на добыче 


ДОКЛАД ЮНЕСКО ПО НАУКЕ
32
природных ресурсов, к экономике знаний, заставляя 
разработчиков политики учитывать помимо добывающих 
отраслей аспекты, связанные с использованием 
человеческого капитала в интересах повышения 
благосостояния страны. За период 2006-2011 гг. число 
компаний, декларирующих деятельность в области 
НИОКР, более чем удвоилось. При этом, несмотря на то, 
что в 2008 г. на деловой сектор приходилась одна треть 
ВРНИОКР, его вклад (0,08% от ВВП) остается слишком 
малым для эффективного содействия инновациям. В 
период 2008-2010 гг. ВРНИОКР сократились с 0,75% до 
0,31% от ВВП. Облегчение санкций после заключения 
ядерной сделки в июле 2015 г., возможно, позволит 
правительству достичь установленного им целевого 
показателя повышения ВРНИОКР до 3% от ВВП. 
По мере ужесточения экономических санкций 
правительство изыскивало возможности для 
ускоренного внедрения собственных инноваций. На 
основании закона 2010 г. был создан Фонд инноваций 
и процветания для поддержки инвестиций в НИОКР со 
стороны фирм, использующих наукоемкие технологии, и 
коммерциализации результатов научных исследований, 
а также содействия приобретению технологий малыми 
и средними предприятиями. В период с 2012 г. по конец 
2014 г. этот фонд планировал выделить 4 600 млрд. 
иранских риалов (около 171,4 млн. долл.) 100 компаниям, 
выпускающим наукоемкую продукцию. 
Санкции привели к смене традиционных торговых 
партнеров Ирана с западных на восточные, несмотря на 
это, научное сотрудничество по-прежнему в значительной 
мере ориентировано на Запад. В период 2008-2014 гг. 
основными иностранными партнерами в научном 
соавторстве были США, Канада, Соединенное Королевство, 
Германия и Малайзия. Связи с Малайзией расширяются: в 
настоящее время каждый седьмой иностранный студент в 
Малайзии имеет иранское происхождение (см. Главу 26). 
За последнее десятилетие было создано несколько 
научно-исследовательских центров и 143 компании 
в области нанотехнологий. К 2014 г. Иран вышел на 
седьмое место в мире по объему публикаций, связанных 
с нанотехнологиями, хотя выдача изобретателям патентов 
пока не получила широкого распространения. 
Израиль (Глава 16)
имеет деловой сектор с наибольшей 
во всем мире интенсивностью НИОКР и обладает 
самой капиталоемкой экономикой. Страна достигла 
качественного преимущества в целом ряде технологий, 
связанных с электроникой, авиационным электронным 
оборудованием и соответствующими системами, 
возникших первоначально как побочная продукция 
оборонной промышленности. Развитие этих систем 
дало высокотехнологичной промышленности Израиля 
качественное преимущество в плане получения 
положительного эффекта в таких гражданских отраслях, 
как создание программного обеспечения, коммуникация и 
интернет-технологии. В 2012 г. на высокотехнологический 
сектор приходилось 46% израильского экспорта, что 
является исключительным показателем. 
Подобные успехи наряду с острым ощущением уязвимости 
в стране, в значительной мере изолированной от своих 
ближайших соседей, дали толчок более глубокому анализу 
внутренних возможностей. Например, в Израиле ведется 
дискуссия о том, каким образом можно использовать свое 
технологическое преимущество в отраслях, которые в 
основном не связаны с обороной, но рассматриваются 
в качестве факторов будущего роста, включая 
биотехнологию и фармацевтическую промышленность, 
нанотехнологию и науки о материалах. Поскольку 
передовым опытом в этих областях, как правило, 
обладают университетские лаборатории, проводящие 
исследования в сфере фундаментальных наук, израильской 
системе университетских исследований потребуется 
осуществить необходимый переход к этим областям 
роста. При этом возникает вопрос – готова ли эта система 
к такому переходу? В отсутствие национальной политики 
в отношении университетов неясно, каким образом они 
смогут предоставить знания, навыки и людские ресурсы, 
необходимые для этих новых наукоемких отраслей. 
Отмечается заметное старение ученых и инженеров 
в некоторых областях, включая физические науки 
и инженерно-конструкторские работы. Нехватка 
профессиональных кадров станет одной из основных 
проблем для национальной системы инноваций, 
поскольку растущий спрос на инженеров и технический 
персонал начинает обгонять предложение. 


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   45




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет