Книга миллионов людей во всём мире. В юности люди не боятся мечтать, всё кажется им возможным



Pdf көрінісі
бет14/44
Дата21.05.2020
өлшемі4.8 Kb.
түріКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   44
* * *
Он  проснулся  от  того,  что  кто-то  толкал  его  в  бок.  Сантьяго
устроился на ночлег посреди рынка, который теперь вновь вернулся к
жизни.
Сантьяго оглянулся по сторонам, ища своих овец, и понял, что он
в  новом  мире,  но  вместо  привычной  уже  грусти  испытал  прилив
счастья.  Он  больше  не  будет  бродить  в  поисках  еды  и  воды  —  он
отправится за сокровищами! У него ни гроша в кармане, но зато есть
вера  в  жизнь.  Вчера  ночью  он  выбрал  себе  судьбу  искателя
приключений: он станет одним из тех, о ком читал в книгах.
Не  торопясь,  юноша  побрёл  по  площади.  Торговцы  открывали
свои  палатки  и  ларьки,  и  он  помог  продавцу  сластей  поставить
прилавок  и  разложить  товар.  На  лице  кондитера  играла  улыбка:  он
был  бодр,  весел  и  радостно  готовился  встретить  новый  трудовой
день,  —  и  она  напомнила  Сантьяго  старика,  таинственного  царя
Мелхиседека. «Он печёт сласти не потому, что хочет странствовать по
свету  или  жениться  на  дочке  суконщика.  Ему  нравится  его
занятие», — подумал юноша и заметил, что не хуже старика с первого
взгляда  может  определить,  насколько  человек  близок  или  далёк  от
Своей  Стези.  «Это  так  просто  —  и  как  же  я  раньше  этого  не
понимал?!».


Когда  натянули  брезент,  кондитер  протянул  ему  первый
выпеченный  пирожок.  Сантьяго  его  с  удовольствием  съел,
поблагодарил  и  пошёл  дальше.  И,  только  сделав  несколько  шагов,  он
вспомнил,  что,  пока  они  ладили  палатку,  кондитер  говорил  по-
арабски, а он — по-испански, и оба понимали друг друга.
«Выходит,  есть  язык,  который  не  зависит  от  слов,  —  подумал
он.  —  Я  на  нём  объяснялся  со  своими  овечками,  а  теперь  вот
попробовал и с человеком».
«Всё одно целое», как говорил старик.
Сантьяго  решил  пройтись  по  улочкам  Танжера  не  торопясь,
чтобы не пропустить знаки. Это потребует терпения, но всякий пастух
первым  делом  учится  этой  добродетели.  И  снова  подумал  он,  что  в
новом мире ему пригодится то, чему научили его овцы.
«Всё одно целое», — снова вспомнились ему слова Мелхиседека.
* * *
Торговец  Хрусталём  смотрел,  как  занимается  новый  день,  и
ощущал  обычную  тоску,  томившую  его  по  утрам.  Вот  уже  тридцать
лет  сидел  он  на  крутом  спуске  в  своей  лавчонке,  куда  редко
заглядывали  покупатели.  Теперь  уже  поздно  было  что-либо  менять  в
жизни; торговать хрусталём — вот всё, что он умел. Было время, когда
в лавке его толпились арабские торговцы, английские и французские
геологи, немецкие солдаты — все люди с деньгами. Когда-то торговля
хрусталём  была  делом  выгодным,  и  он  мечтал,  как  разбогатеет  и
старость его будет скрашена и согрета красивыми жёнами.
Но изменилось время, а вместе с ним и город. Сеута разрослась и
затмила  Танжер,  и  центр  торговли  сместился.  Соседи-торговцы
разъехались,  на  спуске  осталось  лишь  несколько  лавочек,  и  никто  не
хотел подниматься в гору, чтобы зайти в одну из них.
Но  у  Торговца  Хрусталём  выбора  не  было.  Тридцать  лет
занимался  он  тем  лишь,  что  продавал  и  покупал  хрусталь,  а  теперь
было уже поздно менять жизнь.
Целое утро он смотрел, как проходят мимо редкие прохожие. Это
повторялось  из  года  в  год,  и  он  наперёд  знал,  когда  появится  тот,  а
когда  —  этот.  Но  за  несколько  минут  до  обеда  у  его  витрины


остановился  юный  чужестранец.  Одет  он  был  прилично,  однако
намётанным глазом Торговец Хрусталём определил, что денег у него
нет. И всё же он решил отворить ему и подождать, пока тот уйдёт.
* * *
На  двери  висело  объявление,  извещавшее,  что  здесь  говорят  на
иностранных  языках.  Сантьяго  увидел,  как  за  прилавком  появился
хозяин.
— Хотите, я вам все эти стаканы перемою? — спросил юноша. —
А в таком виде их у вас никто не купит.
Хозяин ничего не отвечал.
— А вы мне за это дадите какой-нибудь еды.
Хозяин  всё  так  же  молча  смотрел  на  него.  Сантьяго  понял,  что
должен  принимать  решение.  В  котомке  у  него  лежала  куртка  —  в
пустыне  она  не  понадобится.  Он  достал  её  и  принялся  перетирать
стаканы.  Через  полчаса  все  стаканы  на  витрине  блестели,  и  тут  как
раз пришли двое и купили кое-что из хрустальных изделий.
Окончив работу, Сантьяго попросил у хозяина еды.
— Идём со мной, — отвечал тот.
Он  повесил  на  дверь  табличку  «Закрыто  на  обед»  и  повёл
Сантьяго  в  маленький  бар,  стоявший  на  самом  верху  переулка.  Там
они сели за единственный стол. Торговец Хрусталём улыбнулся:
—  Тебе  ничего  и  не  надо  было  мыть.  Коран  велит  кормить
голодных.
— Отчего же вы меня не остановили?
—  Оттого  что  стаканы  были  грязные.  И  тебе,  и  мне  надо  было
очистить разум от дурных мыслей.
А когда они поели, он сказал:
— Я хочу, чтобы ты работал в моей лавке. Сегодня, пока ты мыл
товар, пришли двое покупателей — это добрый знак.
«Люди  часто  говорят  о  знаках,  —  подумал  пастух,  —  но  не
понимают  этого.  Да  и  я,  сам  того  не  зная,  столько  лет  беседовал  со
своими овцами на бессловесном языке».
—  Ну  так  как?  —  настаивал  продавец.  —  Пойдёшь  ко  мне
работать?


—  До  рассвета  перемою  весь  товар,  —  ответил  юноша.  —  А  вы
мне за это дадите денег добраться до Египта.
Старик снова рассмеялся.
— Если ты даже целый год будешь мыть хрусталь в моей лавке,
если будешь получать хороший процент с каждой покупки, всё равно
придётся  одалживать  деньги.  От  Танжера  до  пирамид  тысячи
километров пути по пустыне.
* * *
На  минуту  стало  так  тихо,  словно  весь  город  погрузился  в  сон.
Исчезли  базары,  торговцы,  расхваливавшие  свой  товар,  люди,
поднимавшиеся  на  минареты  и  выпевавшие  слова  молитвы,  сабли  с
резными рукоятями. Сгинули куда-то надежда и приключение, старый
царь и Своя Стезя, сокровища и пирамиды. Во всём мире воцарилась
тишина, потому что онемела душа Сантьяго. Не ощущая ни боли, ни
муки, ни разочарования, он остановившимся взглядом смотрел сквозь
маленькую дверь харчевни и страстно желал только умереть, мечтая,
чтобы всё кончилось в эту минуту раз и навсегда.
* * *
Продавец  глядел  на  него  в  изумлении  —  ещё  утром,  совсем
недавно,  он  был  так  весел.  А  теперь  от  этого  веселья  и  следа  не
осталось.
—  Я  могу  дать  тебе  денег,  чтобы  ты  вернулся  на  родину,  сын
мой, — сказал продавец.
Юноша  не  ответил.  Потом  встал,  одёрнул  одежду  и  поднял
котомку.
Я остаюсь работать у вас, — сказал он.
И, помолчав ещё, прибавил:
Мне нужны деньги, чтобы купить несколько овец.




Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   44




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет