Системное действие опухоли на организм и симптомы опухолевой болезни



Дата19.05.2022
өлшемі32,31 Kb.
#144104
түріРеферат
Байланысты:
Рудов В.О. (2)
Тема 1. Лечебное действие электрического тока, Рудов В.О. ХИРУРГИЯ, 14327975704

Министерство сельского хозяйства и продовольствия ЛНР
ГОУ ЛНР «Луганский национальный аграрный университет»
Факультет ветеринарной медицины
Кафедра анатомии и ветеринарного акушерства
РЕФЕРАТ
По ветеринарной онкоморфологии
На тему «Системное действие опухоли на организм и симптомы «опухолевой болезни»

Студента 4 курса 743-с группы


специальности ветеринарная медицина
Рудов В.О.
Руководитель: Ркитин А.М.

ЛУГАНСК 2020Г.

СОДЕРЖАНИЕ


  1. ВСТУПЛЕНИЕ………………………………………………….1.

  2. ПАТОЛОГИЯ ОПУХОЛЕВОГО РОСТА …………………….4.

  3. КЛАССИФИКАЦИЯ ОПУХОЛЕЙ……………………………5.

  4. СИСТЕМНОЕ ДЕЙСТВИЕ ОПУХОЛИ НА ОРГАНИЗМ…..8.

  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………....9.

  6. ЛИТЕРАТУРА………………………………………………….11.

ВСТУПЛЕНИЕ


Останавливаясь на характере и механизмах системного действия опухоли на организм, необходимо прежде всего отметить развитие выраженных метаболических расстройств, обусловленных, с одной стороны, нарушением регуляторных механизмов обмена веществ, а с другой, – развитием метаболического атипизма малигнизированных клеток.

ПАТОЛОГИЯ ОПУХОЛЕВОГО РОСТА


Рост и созревание клеток являются нормальными явлениями для развивающегося организма во время эмбриогенеза, в периоды его становления после рождения и клеточного обновления в течение всей жизни (физиологическая регенерация). С ними также тесно связаны процессы репарации и ремоделирования тканей после их повреждения. Нарушение регуляции этих процессов врожденного и приобретенного характера может привести к патологии клеточного роста и формированию опухоли в организме. Термин «опухоль» как один из классических и кардинальных признаков воспаления не имеет отношения к опухолевому росту. Определение опухоли. Опухоль или новообразование — это избыточная (ненормальная) масса ткани, которая возникает в результате чрезмерного неконтролируемого клеточного роста, сохраняющегося даже после прекращения влияния факторов, вызвавших этот рост. Определение принадлежит Р.Уиллису (R.Willis), автору учения об опухолевом поле. Краткое определение: опухоль - это процесс патологического роста клеток, тканей с нарушением формообразования. Опухолевый рост - это рост без развития как целого и без завершения, поскольку нарушения генетического аппарата клеток делают невозможной их полноценную дифференцировку. Происходит выпадение (или извращение) формообразовательных процессов в клетках, получивших стимул к размножению. Злокачественная опухоль - патологическое разрастание атипичных, неполноценно дифференцированных клеток, обладающих автономным прогрессирующим необратимым ростом, инфильтрирующих и деструирующих прилежащие ткани. Опухоль состоит не только из собственно опухолевых клеток - паренхимы, она включает в себя также и соединительнотканную строму с кровеносными сосудами. Принято считать, что большинство опухолей имеет органоидное строение. Строма может быть крайне скудной или вообще отсутствовать (например, у хориокарциномы) - гистиоидное строение опухоли.

КЛАССИФИКАЦИЯ ОПУХОЛЕЙ


Сравнительная характеристика доброкачественных и злокачественных опухолей. Широко распространенной является клинико-анатомическая классификация органоспецифических опухолей, которой пользуются клиницисты. В соответствии с этой классификацией различают разнообразные опухоли различных органов. По степени зрелости опухолевых клеток, характеру роста, клиническому течению и степени вреда для организма различают доброкачественные и злокачественные опухоли. Как правило, опухоли из зрелых тканей являются доброкачественными, однако иногда и зрелые опухоли могут привести к гибели организма, если вовремя не произведено их хирургическое удаление. Такую опасность, в частности, представляет внутричерепная локализация опухолей. Морфологическими признаками доброкачественности являются: отсутствие инфильтрирующего роста, отсутствие клеточного атипизма, неспособность к метастазированию, редкость рецидивирования, локализация вне жизненно важных органов. Существует категория т.н. «пограничных» опухолей или местнодеструирующих, которые обладают умеренным инфильтрирующим ростом, но обычно не метастазируют. Опухоли принято классифицировать и обозначать в соответствии с той тканью, из которой они берут свое происхождение (гистогенетическая классификация). Так, злокачественные опухоли из эпителиальных тканей называются раками или карциномами. Злокачественные опухоли из соединительной, жировой, мышечной и костной тканей, а также из кровеносных и лимфатических сосудов называются саркомами. В их название включено обозначение ткани, из которой они возникли: фибросаркома, липосаркома, лейомиосаркома, рабдомиосаркома, остеосаркома, гемангиосаркома, лимфангиосаркома. Злокачественные опухоли из кроветворных клеток называются лейкозами, а из лимфоидной ткани - злокачественными лимфомами. Около 90% опухолей человека составляют карциномы или раки. Термин cancer (рак) широко и ошибочно используется в немедицинской литературе как синоним любой злокачественной опухоли.
Малигнизация - это процесс озлокачествления тканей. Малигнизации могут подвергаться любые неопухолевые ткани и доброкачественные опухоли. Признаками малигнизации являются: нарушение размножения клеток, нарушение дифференцировки клеток, изменение морфологии клеток с нарушением ее функции, прогрессирующий рост опухоли, развитие метастазов, особый характер взаимодействия между опухолью и организмом. Опухоли, как правило, предшествуют определенные морфологические изменения, обозначаемые термином дисплазия. Однако опухоль может возникать без видимых диспластических процессов, когда малигнизация прогрессирует «с места в карьер». Для раков различных локализаций установлена последовательность перехода дисплазий по степеням (от I до III) в carcinoma in situ, а затем в инвазивные формы рака. В последние годы все доинвазивные изменения (диспластические и начало carcinoma in situ) принято обозначать как последовательные стадии интраэпителиальной неоплазии. Появились рабочие сокращения: CIN — цервикальная интраэпителиальная неоплазия; PIN - простатическая интраэпителиальная неоплазия; AIN - анальная интраэпителиальная неоплазия etc. Установление степени злокачественности опухоли является важной клинической задачей для патологоанатома при гистологическом исследовании биопсий и операционного материала
Интенсивный рост опухоли требует пластических и энергетических ресурсов.

СИСТЕМНОЕ ДЕЙСТВИЕ ОПУХОЛИ НА ОРГАНИЗМ



Особенности изоферментного спектра опухоли, экспонирование ферментов на цитоплазматической мембране наделяют высокой конкурентоспособностью малигнизированные клетки. Последние приобретают свойства «ловушки» азота, глюкозы, витаминов и других субстратов. В ряде случаев злокачественная опухоль действует как гипогликемический фактор, активно утилизируя глюкозу. На фоне гипогликемии возможны подавление инсулярного аппарата, дефицит инсулина.
Одновременно с нарушением углеводного обмена возникает активация катаболизма белка в различных органах и тканях, которая обусловлена в значительной мере развитием гормонального дисбаланса, усиленной продукцией глюкокортикоидов, а также способностью опухоли задерживать азот.
Опухолевые клетки извлекают из системного кровотока глютамин, витамин С, тиамин, предшественники пиридиновых нуклеотидов, а также аспарагиновую кислоту. Последняя не синтезируется опухолевыми клетками, но является их жизненно необходимым компонентом.
При тяжелых формах онкологических заболеваний возникают гипераминоацидемия, гипераминоацидурия, гиперкалиемия, гиперфосфатемия, гиперурикемия.
Среди паранеопластических процессов важное место занимает раковая кахексия. Ведущую роль в развитии раковой кахексии играет усиление продукции макрофагами и Т-лимфоцитами TNF-альфа-кахексина, обладающего способностью пострецепторной блокады анаболических эффектов инсулина, а также активации катаболических реакций, подавления «аппетита» на уровне гипоталамических структур.
В меньшей степени в развитии раковой кахексии имеет значение факт усиленной экстракции из кровотока малигнизированными клетками глюкозы, азота, белков и жиров. Раковая кахексия далеко не всегда сопровождает опухолевый процесс, что требует дальнейшей детализации патогенеза этого синдрома.
К числу паранеопластических проявлений канцерогенеза относится синдром Труссо, характеризующийся развитием «мигрирующего» и рецидивирующего тромбофлебита.
Нарушения коагуляционного потенциала крови у онкологических больных связаны со способностью малигнизированных клеток продуцировать тромбогенный муцин, гликопротеидный лиганд селектинов, адгезивные молекулы JCAM-I и CAM-I, активаторы плазминогена урокиназного и тканевого типов и другие компоненты прокоагулянтной, антикоагулянтной и фибринолитической систем. Нарушение коагуляционного потенциала крови, особенно при метастазировании опухолевых клеток, может быть следствием ограничения синтеза плазменных факторов свертывания крови.
В ряде работ последних лет выявлена фазность изменений коагуляционного потенциала крови при раке эндометрия, прямой кишки [2, 7]. Одним из механизмов расстройств коагуляционного потенциала крови являются дестабилизация биологических мембран, нарушение процессов межклеточного взаимодействия в связи с активацией процессов липопероксидации.
Активация свободнорадикального окисления является типовым эфферентным звеном реализации патогенных эффектов различных этиологических факторов, в том числе и канцерогенов экзогенной и эндогенной природы, на молекулярно-клеточном, а затем органном и системном уровнях.
Свободные радикалы – чрезвычайно реактогенные структуры, вызывающие дезорганизацию молекул липидов, углеводов, структурных и ферментных белков клетки, развитие генных и хромосомных мутаций.
В связи с этим очевидна возможность индукции генетических и эпигеномных механизмов канцерогенеза под влиянием избыточных концентраций свободных радикалов, неинактивируемых системами антирадикальной защиты макроорганизма.
Свободные радикалы, образующиеся в клетках, – это радикалы кислорода (супероксид и гидроксильный радикалы), монооксид азота, радикалы ненасыщенных жирных кислот и радикалы, появляющиеся в ходе окислительно-восстановительных реакциях (убихинон).
К числу экзогенных факторов, индуцирующих образование свободных радикалов, относятся ионизирующая радиация, ультрафиолетовые лучи, вирусная инфекция, различные химические вещества, например, бензпирены, гетероциклические соединения, ряд лекарственных препаратов, являющихся в то же время мутагенами-канцерогенами.
Высокая реактогенность свободных радикалов обусловлена тем, что на внешней электронной орбитали у них находится неспаренный электрон в отличие от обычных органических молекул. В связи с этим свободные радикалы выступают в роли активных окислителей, захватывающих недостающий электрон от различных соединений, в том числе и нуклеиновых кислот, вызывая их дезинтеграцию, развитие мутаций и онкогенной трансформации клеток.
В ряде работ установлена корреляционная взаимосвязь между степенью распространения опухолевого процесса, избыточным накоплением в крови продуктов липопероксидации и недостаточностью антиоксидантной системы крови у больных раком эндометрия, прямой кишки.
Одним из этиопатогенетических факторов канцерогенеза является развитие гормонального дисбаланса. Последний, как известно, может предшествовать малигнизации клеток и быть одним из факторов риска неоплазии. В то же время нарушение гормонального статуса может возникать как следствие системного действия опухоли на организм, избыточной продукции эктопических гормонов малигнизированными клетками. К числу последних относятся АКТГ, СТГ, АДГ, хорионический гонадотропин, инсулин, эритропоэтин, кокальцигенин.
Исследование уровня этих гормонов у онкологических больных должно широко внедряться в клиническую медицину в качестве прогностических и диагностических критериев РМЖ.
Формирование гормонального дисбалана в динамике опухолевого роста приводит к развитию вторичных метаболических и функциональных расстройств. Так, гиперкортицизм у онкологических больных вызывает развитие апоптоза и лизиса лимфоидной ткани с последующим развитием иммунодефицита. Последствиями гиперпродукции глюкокортикоидов являются гипокоагуляция и гиперлипидемия.
Помимо вышеуказанных изменений интегративных показателей гемостаза и фибринолиза, а также биохимических параметров крови, к числу паранеопластических проявлений у онкологических больных относятся анемия и сдвиги в лейкоцитарной формуле. Последние в значительной мере обусловлены эктопической продукцией ГМКСФ, Г-КСФ, ИЛ-3, ИЛ-1. В то же время анемия может носить гемолитический, дисэритропоэтический и постгеморрагический характер [24].
Одним из паранеопластических процессов у больных со злокачественными новообразованиями является лихорадка, которая, как правило, носит асептический характер и связана с гиперпродукцией вторичных эндопирогенов (ИЛ-1, ИЛ-6).
Особый интерес представляет собой реакция иммунной системы на развивающуюся неоплазию.
Индукция иммунного ответа при неоплазиях обеспечивается неоантигенами опухолей, появляющимися в результате экспрессии онкогенов. К ним относятся вирусспецифические, опухолевые трансилсентационные антигены, онкофетальные антигены, а также гетероантигены, присущие другим органам и тканям.
Следует отметить, что образующиеся при участии В-системы лимфоцитов антитела играют неоднозначную роль в развитии неоплазии: в ряде случаев возможно появление ростстимулирующих антител против поверхностных опухолевых антигенов. Ряд антител, не обеспечивая разрушения опухолевых клеток, может экранировать поверхностные опухолевые антигены и блокировать реакции Т-системы на онкоантигены.
Однако противоопухолевые антитела, безусловно, могут обеспечивать и развитие защитных реакций, в частности, разрушение опухолевых клеток за счет участия в антителозависимой цитотоксичности NK-клеток, комплементопосредованного лизиса неопластических клеток, антителозависимого фагоцитоза. Противоопухолевые иммуноглобулины блокируют ростовые рецепторы, молекулы адгезии опухолевых клеток, тем самым препятствуя развитию опухоли, ее метастазированию.
Наиболее важную роль в развитии противоопухолевого иммунитета играют NK-лимфоциты, а также реакции гиперчувствительности клеточного типа, реализуемого за счет вовлечения в иммунный ответ СD-8-Т-лимфоцитов-киллеров и продукции лимфокинов. Риск возникновения опухоли резко возрастает в случае развития Т-зависимого иммунодефицита.
Киллерный эффект СD-8-Т-лимфоцитов на клетки неоплазий обеспечивается при участии антигенов главного комплекса гистосовместимости I класса. Учитывая тот факт, что опухолевые клетки экспрессируют указанные антигены на мембранах значительно в меньших количествах, чем нормальные клетки, возникает «ускользание» онкогенно-трансформированных клеток от цитотоксического действия
СD-8T-лимфоцитов. Последние, как известно, способны лишь к двойному распознаванию онкоантигена в соединении его с белками I класса главного комплекса гистосовместимости.
Недостаточность специфических иммунологических механизмов защиты против малигнизированных клеток обусловлена и большой изменчивостью опухолевых клеток, сменой более дифференцированного клона менее дифференцированным клоном в процессе опухолевой прогрессии.
Ряд цитокинов, в частности ИЛ-1, ИЛ-8, паракринно действующие в опухоли и вокруг нее, служат гемокинами, активирующими NK-клетки и привлекающими их в опухолевую ткань.
Между тем, ИЛ-1, ИЛ-3, ИЛ-8, ИЛ-10 и другие способствуют росту и васкуляризации злокачественных опухолей различной локализации, подавляют специфические иммунные реакции против неоплазии [42]. Установлено, что макрофаги, инфильтрирующие опухоль молочной железы, экспрессируют эндотелиальный фактор роста, благоприятствующий пролиферации неопластических клеточных элементов.
Обращает на себя внимание тот факт, что и малигнизированные клетки могут сами продуцировать различные цитокины. Так, клетки меланомы, карциномы, остеосаркомы различной локализации секретируют ИЛ-10, ИЛ-11, ИЛ-6, ИЛ-8, ослабляющие цитотоксические эффекты некоторых клеток иммунной системы.
Важную роль в переходе стадии трансформации в стадию промоции, характеризующуюся размножением опухолевых клеток, играет интенсивность ангиогенеза в опухоли и вокруг нее. Как отмечалось выше, ряд цитокинов (TNF-альфа и интерфероны) препятствует ангиогенезу и подавляет рост опухоли, в то время как
Г-КСФ, ГМ-КСФ, ИЛ-8, тромбоцитарный фактор роста способствуют формированию микрососудов и врастанию их в опухолевую ткань.
Таким образом, сигнальные молекулы малигнизированных клеток могут дезориентировать и дезинтегрировать процессы межклеточного взаимодействия в иммунной системе и за ее пределами, вызывать развитие паранеопластических процессов.
Цитокины иммунной системы и продуцируемые малигнизированными клетками являются регулирующими факторами системных паранеопластических метаболических и функциональных расстройств.
Вышеизложенное делает очевидным тот факт, что в качестве важнейших диагностических и прогностических критериев канцерогенеза, опухолевой прогрессии должны быть использованы интегративные показатели иммунного и цитокинового статусов.
Динамика последних при различных формах рака, в частности, узловой и отечно-инфильтративной, безусловно, будет иметь, с одной стороны, общие закономерности, а с другой, – особенности, определяемые характером малигнизации клетки, степенью распространения неоплазии, использованием тех или иных принципов комплексной терапии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Таким образом, приведенные выше данные убедительно свидетельствуют о чрезвычайной гетерогенности паранеопластических функциональных и метаболических сдвигов, возникающих как следствие системного действия опухоли на организм, продуцируемых малигнизированными клетками цитокинов и гормонов.
В связи с этим становится очевидной целесообразность исследования в динамике неопластического процесса не только показателей иммунного и гормонального статусов, определяющих в значительной мере возможности пролиферации опухолевых клеток, но и ряда других интегративных показателей. К ним относятся, в первую очередь, показатели свободнорадикального перекисного окисления липидов, активности ферментного и неферментного звеньев антиоксидантной системы крови, поскольку закономерными признаками опухолевой прогрессии являются дестабилизация биологических мембран, нарушение межклеточного взаимодействия и контактного ингибирования малигнизированных клеток.
Представляет несомненную теоретическую и практическую значимость установление патогенетический взаимосвязи между характером опухолевого поражения молочной железы, степенью распространения неоплазии, состоянием иммунного, гормонального, цитокинового статусов, а также с особенностями паранеопластических метаболических сдвигов.
Последнее позволит в комплексе с общепринятыми клиническими, патоморфологическими методами обследования больных РМЖ использовать интегративные показатели состояния свободнорадикального окисления и антирадикальной защиты клеток, коагуляционного гемостаза и фибринолиза, активности иммунной системы, гормонального баланса и цитокинового статуса для оценки эффективности оперативного вмешательства или неоадъювантной терапии.

ЛИТЕРАТУРА



  1. Летягин В.П. Первичные опухоли молочной железы: Практическое руководство по лечению –М.:Миклош, 2004.– 332с.

  2. Летягин В.П. // Вестник ВОНЦ АМН СССР.– 1990.– №1.– С.40–42.

  3. Лечение доброкачественных и злокачественных заболеваний молочной железы / В.П. Летягин, И.В. Высоцкая, А.А. Легков, Е.М. Погодина, В.А. Хайленко.– М., 1997.– 287с.

  4. Лихтенштейн А.В., Шапот В.С. // Патологическая физиологи.– 1998.– №3.– С. 25–44.

  5. Маеда Х., Акаике Т. // Биохимия.– 1998.– Т.63.– В.7.– С.1007–1019.

  6. Марков Х.М. // Патофизиология и эксперимен. терапия. – 1996. – №1. – С. 34–39.

  7. Маршутина Н.В., Сергеева Н.С. // Российский онкологический журнал.– 2002.– №4.– С.45–48.

  8. Миль Е.М., Корман Д.Б., Мышлякова О.В. // Материалы конгресса. IХ Российский онкологический конгресс.–М.: Издательская группа РОНЦ им.Н.Н.Блохина РАМН, 2005.– 141с.

  9. Моисеенко В.М., Семиглазов В.Ф., Тюляндин С.А. Современное лекарственное лечение местно–распространенного и метастатического рака молочной железы. – СПб.: Грифон, 1997.– 254с.

  10. Недоспасов А.А. // Биохимия.–1998.–Том.63, Выпуск 7.– С.881–904.

  11. Немцова Е.Р., Сергеева Т.В., Безбородова О.А. // Российский онкологический журнал.– 2003.– №5.– С.48–53.

  12. Плохов В.Н. Оценка биологических факторов прогноза регионарного метастазирования и пятилетней выживаемости при раке молочной железы: Дис… докт. мед. наук.– М., 2001.– 245с.

  13. Плохов В.Н., Калтаев К.К., Тахтамыш А.Н.–Саратов: СГАП, 2000.– 88 с.

  14. Салямон Р.С. Рак и дисфункция клетки – Л.,1974.– 317с.

  15. Свердлов Е.Д. // Мол. генетика, микробиол. и вирусология. – 1999.– №2.– С.3–12.

  16. Типовые патологические процессы / Н.П. Чеснокова – Саратов: Изд-во Саратовского медицинского университета, 2004. – 400.

  17. Томилин Н.В. Репарация ДНК и ее роль в канцерогенезе Материаллы 9 Российского онкологического конгресса, Москва 2005.– С.72–75.

  18. Visscher D.W.,Castellani R., Wykes S.M. // Breast Cancer Res. Treat.– 1993.–Vol.28.– P.261–266.

  19. Wieser R.J., Faust D., Dietrich C. // Oncogene.– 1999.– №18.– Р.277–281.


Достарыңызбен бөлісу:




©engime.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет