Архивы и архивное дело в зарубежных странах


§ 1. Архивное дело во Франции



бет22/82
Дата23.01.2023
өлшемі1,57 Mb.
#166144
түріУчебное пособие
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   82
Байланысты:
52f2c08ebdb648f8760745b28d06d0f6
offiwiz file
§ 1. Архивное дело во Франции

В истории архивного дела европейских государств Франции принадлежит особое место. В этой стране впервые была проведена реформа архивного дела, были претворены в жизнь новые взгляды на архивы, их роль в жизни общества и государства. Во Франции буржуазная централизация архивов получила наиболее полное осуществление. Французское законодательство об архивах, опыт работы французских архивов в области систематизации и описания документальных материалов, постановка архивного образования - оказали большое влияние при разрешении этих вопросов в других странах. Решающее значение для развития архивного дела Франции имели преобразования, осуществленные в период буржуазной революции конца XVI в.


Накануне революции архивы Франции представляли картину величайшей пестроты и раздробленности. Исследователи, изучавшие французские архивы этого периода, насчитывали несколько тысяч отдельных хранилищ, ничем между собой не связанных. Архива, имевшего значение центрального, обще государственного не существовало. Древняя "Сокровищница хартий" давно уже не пополнялась новыми актуальными материалами и сохраняла лишь значение хранилища исторических документов, в связи с чем этот архив не пользовался вниманием правительства и хранился в жалком, заброшенном состоянии. Материалы текущей политики откладывались при кабинетах и канцеляриях королей, а также в архивах отдельных центральных учреждений, являвшихся ведомственной собственностью и не контролируемых свыше. Еще большая пестрота и раздробленность царила во множестве архивов местных учреждений - административных, судебных, финансовых, военных и других. К этому надо еще прибавить массу муниципальных, церковных и частновладельческих архивов.
Архивное дело в период революции. Первые мероприятия революционного правительства касались, однако, документов, порожденных самой революцией, материалов созданных ею законодательных органов. Члены Национального собрания отдавали себе отчет в политическом значении и практической ценности этих материалов и в том, что они призваны сохранить в памяти потомков деяния представителей нации. Местом хранения этих документов должен был стать архив Национального собрания. Решение создать такой архив было принято Национальным собранием 29 июля 1789 г., когда оно обсуждало регламент Собрания. Организации архива придавалось большое значение; управление им вверялось архивисту, избираемому Собранием, работа его контролировалась комиссарами Собрания. Вопрос об архиве обсуждался несколько раз. При этом в процессе поступательного хода революции вырастало значение архива. В нем стали видеть хранилище документов, закреплявших права и завоевания нации. В сентябре 1790 г. был утвержден устав архива, получившего теперь название Национального архива. В этом названии нашел отражение новый взгляд на архив, как на учреждение общегосударственного значения. По уставу в архив должны были входить все документы, касающиеся государственного устройства и административного деления Франции, ее законов и публичного права; это значит, что помимо собственных материалов законодательных органов здесь должны были находиться вообще все важнейшие акты новой Франции, т.е. создавался государственный архив в настоящем смысле этого слова.
Еще одна черта резко отличала Национальный архив от главных архивов абсолютистских государств - это признание его публичности: по уставу 1790 г. "каждый француз" в определенные дни недели и в установленные часы мог приходить в архив и лично знакомиться с интересующими его документами. В дальнейшем крайне напряженная международная и внутриполитическая обстановка заставили внести ограничения в осуществление этого принципа.
Вскоре после учреждения архива Национального собрания, 4 августа 1789 г. происходили выборы архивиста. Избран был депутат Собрания, юрист Армш-Гастон Камю, остававшийся в этой должности до своей смерти в 1804 г., (с коротким перерывом, когда он находился в австрийском плену, куда попал в 1792 г.: в качестве комиссара Конвента при армии генерала Дюмурье). Выбор оказался очень удачным. Не прекращая активной политической деятельности, Камю много внимания уделял и вверенному ему архиву, проявив в этой работе много энергии и истинного энтузиазма, и авторитет Национального архива среди других учреждений революционной Франции стоял весьма высоко. Камю удалось сконцентрировать все бумаги, отложившиеся в деятельности законодательных органов, наладить получение материалов от комитетов и комиссий, действовавших в разных областях управления. Но его планы шли дальше; он стремился превратить Национальный архив в подлинный центр, объединяющий сокровища нации. Вскоре в этой области встали новые задачи.
После того, как был решен вопрос о документальных материалах периода революции, правительству новой Франции пришлось обратить внимание на документальное наследие старого режима. В ходе революционных событий старые учреждения ликвидировались, распускались различные корпорации, закрывались монастыри, дворяне-эмигранты покидали свои замки» И везде оставались архивы, механически переходившие в руки новых властей, но требовавшие мер к своему спасению, организации, упорядочению. На первых порах правительства революционной Франции не проявляли к этим архивам интереса, находились даже люди, считавшие, что их следует уничтожить, чтобы искоренить самую память о ненавистном феодальном строе. В провинции имели место такие случаи, как сожжение дворянских родословных и генеалогических документов, уничтожение архивов феодалов, использование бумаги из архивов для практических нужд. Эти отдельные факты, впоследствии чрезвычайно преувеличенные буржуазными историками, писавшими о революции, носили эпизодический характер. Но они говорили о необходимости обеспечить сохранность старых документов. На это толкала и заинтересованность новых властей в использовании некоторых категорий документов старого режима. Во-первых, конфискация земель дворян-эмигрантов и секуляризация монастырских земель доставление земельного кадастра и распродажа участков земли государством заставила обратиться к документам вотчинных (домениальных) архивов. С другой стороны, в старых судах осталось много незаконченных или подлежащих пересмотру дел; поэтому и судебные документы старого режима сохраняли важное значение, так же, как и вообще все юридические документы, касающиеся прав собственности. Сохранили свое практическое значение и материалы административных и финансовых учреждений. И в этом вопросе Национальный архив во главе с Камю выступил как общепризнанный центр по управлению документами государства. Уже в 1791-1792 гг. Камю и его сотрудники принимали меры к спасению и разбору отдельных парижских архивов, часто помещая их документы в Национальный архив. В 1793 г. бесхозяйные материалы прежних административных и других учреждений, духовных и светских корпораций были поставлены под надзор Национального архива. Осенью того же года для приема документов старого режима в Национальном архиве были образованы две новые секции (отдела). Теперь секций было всего три: первая, носившая название "законодательной", хранила материалы законодательных учреждений и другие документы революционного времени (с 1789 г.), в другую секцию - юридическую - передавались материалы судебных учреждений, а в третью - доманиальную - поступали документы, касающиеся поземельных прав государства и частных лиц, вотчинные архивы, а также разнообразный материал финансовых и административных учреждений. Сначала Камю и другие лица, занимавшиеся архивом, считали, что в Национальный архив должны быть стянуты важнейшие материалы со всей Франции; но это была совершенно неосуществимая идея. Прием и хранение старых архивов надо было организовать на местах, и по декрету 5 ноября 1790 г. создавались в каждом дистрикте, на которые тогда делились департаменты Франции, хранилища (депо) для перешедших в руки местных властей архивных материалов, в первую очередь касавшихся поземельных и других имущественных прав государства. Так начала создаваться система местных архивов.
Но архивы не были единственными местами, куда поступали документы прежних учреждений. В понимании того времени архивам придавалось премущественно политическое и практическое значение; поэтому из архивного наследия в них передавались главным образом те материалы, которые могли быть использованы в работе новой администрации. Остальные документы считались просто "историческими" и как материалы для научного исследования передавались в библиотеки. Библиотечному делу в то время уделялось больше внимания в общей системе культурно-просветительных мероприятий. В Париже и провинции создавались публичные библиотеки, в которых концентрировались материалы из частных библиотек аристократии, университетских и монастырских библиотек. Важнейшим из этих учреждений являлась Национальная библиотека в Париже, образованная на базе бывшей "королевской библиотеки". В 18 веке господствовал унаследованный еще от средневековья взгляд на библиотеки, как на хранилища не только печатной (книжной) продукции, но и всякого рода рукописей. Такими были и фактически существовавшие библиотеки. В период французской революции библиотеки получили огромное пополнение, В них передавались не только материалы историко-культурного характера: литературные рукописи, хроники, богословские произведения, материалы ученых и писателей, университетов и колледжей, но и многочисленные документы разного рода: грамоты и картулярии, памятники законодательства и права, церковные и фамильные документы и многие книги и дела старых регистратур, в том числе много отдельных дел учреждений, чьи регистратуры хранились в архивах. И если такое комплектование библиотек открывало известные возможности для исследователей, то в то же время оно имело отрицательные последствия: распыление материалов между архивами и библиотеками, раздробление фондов. Последнее соображение не принималось во внимание, т.к. в архивном деле того времени вообще отсутствовало понятие фонда, каждый документ рассматривался сам по себе, исходя из его содержания. И хотя распыление архивных материалов между архивами и библиотеками существовало и существует во всех странах, во Франции удельный вес архивных документов, попавших в библиотеки, был особенно велик. Больше всего рукописных материалов получила Национальная библиотека, включившая в свой состав в 1790 г. "кабинет хартий "(огромную коллекцию копий материалов по истории Франции, собранную под руководством историографа Моро), а затем много документов из парижских и провинциальных учреждений и разных рукописных коллекций.
Таковы были важные и разнообразные мероприятия по архивному делу, проведенные во Франции с начала революции. Взятые в совокупности, они представляли собой полную реформу архивного дела. Завершающим моментом в проведении реформы явился знаменитый декрет 2 мессидора II года Республики (25 июня 1794 г.), содержавший обобщение и развитие всей архивной политики революционного правительства. Этот документ имеет чрезвычайно большое значение в истории архивного дела. Это первый пример общей архивной реформы, определившей большинство тех принципов, из которых развивалось в дальнейшем архивное дело в Европе и Америке. Декрет 7 мессидора послужил во многом примером или исходным моментом для архивного законодательства ряда стран. Он был первым документом, посвященным архивному делу в целом, как особой отрасли государственного управления. Изданный в 1794 г, в самый напряженный момент высшего подъема революции он представляет собой один из важных примеров законодательной деятельности Конвента, несмотря на то, что некоторые отдельные положения декрета являются неправильными с точки зрения современного научного архивоведения. В этих неправильных моментах отразились общие моменты той эпохи в области архивного дела. В декрете рассматриваются вопросы о Национальном архиве, о местных архивах и их связи с Национальным и о разборе старых архивов. Декрет начинается статьями, относящимися к Национальному архиву. Дается определение его состава, причем подробно перечислены лишь документы нового времени, поступавшие из правительственных учреждений республики: документы по созыву Генеральных штатов, протоколы и другие документы по выборам во все законодательные органы, все материалы (протоколы, решения и др.) образующиеся в деятельности законодательных учреждений, комитетов и комиссий, международные договоры, описания государственных имуществ и долгов, ежегодные статистические данные о населении, бюджет государства и т.н. Помимо собственно документальных материалов в Национальном архиве должны храниться печати республики, образцы монет, эталоны мер и весов. Хотя эти предметы и не соответствовали понятию архивных материалов, однако их включение в состав Национального архива свидетельствовало о том, какое значение архиву придавал Конвент, видевший в нем основное место хранения материалов, служащих защите прав республики и ее граждан. В отношении остальных категорий документальных материалов декрет ограничился кратким указанием, что в состав архива могут входить и все другие материалы, какие найдет нужным поместить туда правительство. Здесь, по-видимому, и имелись в виду доманиальная и судебная секция архива. Другие статьи касались организации и работы архива, повторяя и дополняя соответствующие статьи устава архива, предусматривалось описание бумаг архива и, в частности, составление общего регистра на важнейшие документы, касающиеся интересов государства. В отношении организации архивного дела на местах декрет предусматривал сеть архивов дистриктов, но делал в этом вопросе значительный шаг вперед: архивы дистриктов, помимо естественной связи с местными органами власти, подчинялись руководству Национального архива; для общего наблюдения за архивами должен быть создан Комитет по делам архивов. Архивы дистриктов рассматривались как нечто вроде филиалов Национального архива. В частности, все документы, могущие служить обоснованием поземельных прав государства, где бы они ни находились, признаются принадлежавшими к вотчинной секции в Париже и по первому требованию Комитета архивов должны быть туда доставлены. Принцип публичности, принятый ранее в отношении Национального архива, был в декрете 7 мессидора сформулирован как общий принцип в отношении всех государственных архивов. Большое место в декрете занимал вопрос о разборе архивного наследия старого режима - архивов прежних учреждений, корпораций и фамильно-вотчинных архивов. Для этого в Париже и других городах (главным образом центров дистриктов) создавались особые разборочные бюро - в Париже из 9 человек, в провинциальных городах - от трех до девяти, Предполагалось, что в течение 4-5 месяцев они смогут разобрать все архивы. При разборе архивов предписывалось делить все материалы, независимо от происхождения, на 4 группы (секции). Документы, касающееся государственных имуществ, и вообще земельные, финансовые, административные и судебные должны были передаваться в доманиальную и юридическую секции в Париже или в архивах дистриктов. Документы, которые определялись как "исторические памятники" предписано было направлять в Национальную библиотеку или библиотеки дистриктов. К последним двум группам причислялись; а) "документы феодальные" и б) документы "явно бесполезные". И те, и другие предписывалось уничтожать. Указаний о самом порядке архивов декрет не содержал. Это создавало опасность субъективного подхода в отнесении разбираемых документов к той или иной группе, что было особенно опасно в отношении двух последних групп. Таково вкратце содержание декрета. Как видим, он содержал основные моменты буржуазной централизации архивного дела: 1) концентрация документов в сети государственных архивов, центральных и местных, 2) централизованное управление ими и 3) признание принципа публичности государственных архивов.
Вскоре после опубликования декрета 7 мессидора произошел термидорианский переворот, началось наступление реакции. Но декрет не был отменен и в течение некоторого времени признавался действующем законом, хотя постепенно отдельные его положения теряли силу в связи с общими политическими изменениями в стране и переменами в области администрации. Однако он не был забыт окончательно и еще сейчас считается исходным моментом в развитии нового архивного законодательства Франции.
После опубликования декрета развернулась деятельность разборочных бюро, причем практика привела их к некоторым уклонениям от прямых указаний декрета. Прежде всего, срок окончания работ в 6 месяцев оказался реально невыполнимым, и работы бюро затянулись на долгое время. В Париже, где во главе бюро стоял сам Камю, и где предстояло разобрать 450 архивов, его деятельность продолжалась несколько лет. В провинции же она вообще не была доведена до конца и чаще всего сводилась к передаче в архивы целиком старых регистратур без детального разбора документов по указанным группам. Это имело отчасти и положительные последствия, т. к. ограничило распыление документов между архивами и библиотеками и уничтожение документов двух последних групп. Но нередко члены бюро сознательно отказывались от передачи материалов в библиотеки, в ходе работы по разбору приходя к пониманию исторической связи и значения документов и необходимости передачи их полностью в архивы. Это убеждение особенно ясно проявилось в деятельности бюро (впоследствии переименованного в комитет), действовавшего в Париже, которое передало в Национальная архив целиком ряд старых регистратур и в том числе собрание документов величайшей исторической ценности - "Сокровищницу хартий". Камю стремился превратить Национальный архив в центральное хранилище всех исторических памятников Франции. В связи с этим в Национальном архиве создалась еще одна секция - "историческая", куда и собирались материалы обще-исторического значения.
Произошли изменения в сети местных архивов. Деление на дистрикты было отменено и основной единицей административно-территориального деления стали департаменты. В 1796 г. законодательным путем была предусмотрена организация архивов департаментов, куда и были переданы материалы, собранные в архивах дистриктов. Закон, изданный уже в пору реакции, не предусматривал подчинения департаментских архивов Национальному. Это было отступление от принципа централизации, содержавшегося в декрете 7 мессидора.


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   82




©engime.org 2023
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет