Сборник трудов известного европейского ученого Дейка одного из основателей лингвистики текста содержит



Pdf көрінісі
бет1/23
Дата01.02.2020
өлшемі5.2 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Т.А.ван Дейк
ЯЗЫК • ПОЗНАНИЕ • КОММУНИКАЦИЯ
 им. И. А. Бодуэна де
 2000. — 308 с.
 сборник трудов известного европейского ученого
Дейка — одного из основателей лингвистики текста — содержит
новейшие работы ученого по лингвистической прагматике, пони-
манию и порождению текста, функционированию языка в системах
массовой информации. Автор детально рассматривает
социокультурных факторов на механизм употребления языка.
Исследование коммуникации проводится с точки зрения социальной
психологии на
 большого эмпирического материала. Интерес
представляет и проводимый автором анализ роли стереотипов в вос-
приятии и оценке представителей
РИО БГК им. И. А. Бодуэна де Куртенэ.
675000, Амурская обл., г. Благовещенск, ул. Энгельса,
Лицензия № 057035 от 13,02.93. Подписано к печати 28.01.2000.
Напечатано в ЗАО
675000, Амурская
 г. Благовещенск, Красногвардейский б-р, 4.
ISBN 5-80157-202-3 © БГК им. И. А. Бодуэна
де Куртенэ, 2000

ОТ ГРАММАТИКИ ТЕКСТА
К КОГНИТИВНОЙ ТЕОРИИ ДИСКУРСА
I
Настоящий сборник работ авторитетного лингвиста,
профессора Амстердамского университета Т. ван Дейка
вводит советских читателей в широкий круг новейших
лингвистических проблем. Исследования ван Дейка хоро-
шо известны нашим специалистам: еще в 1978 г. в серии
„Новое в зарубежной лингвистике" была опубликована
его статья по прагматике дискурса, которая вызвала
большой интерес. До последнего времени она являлась
одной из наиболее часто цитируемых у нас работ по линг-
вистике текста. В настоящий сборник включены работы,
представляющие результаты исследований 80-х годов,
посвященные как сугубо теоретическим вопросам, в част-
ности таким, как когнитивное представление дискурса,
роль личностного знания в порождении и восприятии тек-
ста, так и прикладным моделям организации этнических
предубеждений и способам их выражения в языке и др.
Научная биография Т. ван Дейка (род. 1943) чрезвы-
чайно насыщена, но есть нечто общее, объединяющее все
этапы его многосторонней деятельности. Это прежде все-
го постоянная неудовлетворенность устоявшимися науч-
ными традициями, обостренное чувство новизны, а также
практическая направленность его исследований. В теоре-
тическом фокусе ван Дейка всегда оказываются практиче-
ски значимые проблемы.
Первоначально интересы Т. А. ван Дейка были связа-
ны с изучением семантических аспектов литературного
языка, французской стилистики и поэтики. В тот пе-
 конца шестидесятых
 влия-
ние на ван Дейка оказали идеи французского структура-
лизма Барта,
 и др. Однако через некоторое
время, по его собственным словам, он „взбунтовался"
против интересного, но ограниченного в лингвистическом
плане семантического структурализма. Гораздо более
привлекательными ему казались идеи Лакоффа и Мак-

Коли. Развивая их идеи, он пришел к собственной версии
генеративной грамматики текста.
В ходе анализа многочисленных литературных текстов
и их грамматик интересы ван Дейка переместились из сфе-
ры теории литературы в область лингвистики. Однако
и здесь ему хотелось выйти за рамки устоявшихся тради-
ций, и в частности грамматического анализа изолирован-
ных предложений. Так в центре его внимания оказались,
и надолго, лингвистика и грамматика текста. Поскольку
наиболее интересные идеи в этом направлении начали
развиваться в Западной Германии, Т. ван Дейк принял ак-
тивное участие в совместных разработках с профессором
 из основоположников лингвистики тек-
ста. Полученные результаты составили фундамент его
докторской диссертации, которая была посвящена аспек-
там грамматики текста (1972 г.) и в которой ван Дейк впе-
рвые ввел понятие семантической макроструктуры, харак-
теризующее тематическое содержание текста, его глоба-
льную связность.
В тот период он стремился сделать грамматику текста
более систематичной и прозрачной и с этой целью стал
изучать логику и аналитическую философию. Однако
вскоре ван Дейк понял, что логическая семантика никак не
может составить концептуальный каркас лингвистиче-
ской семантики текста. Большую роль в этом сыграли его
личные контакты в Калифорнийском университете
кли) с Лакоффом,
 и др., а также воз-
росший в то время интерес к лингвистической прагматике.
Продолжая исследовать понятие семантической макро-
структуры, ван Дейк пришел к выводу, что существует не
только связанная последовательность предложений
и пропозиций, но и связанная последовательность рече-
вых актов. Таким образом, он развил понятие прагмати-
ческой макроструктуры.
Введенные в научный оборот понятия семантической
и прагматической макроструктуры в значительной степе-
ни были еще формально
 явно тяго-
тели к прошлой логической модели текста. Однако тот
период начала семидесятых годов был временем активно-
го становления новой междисциплинарной когнитивной
науки, принципиально иным образом представляющей
природу и механизм функционирования
 И
 аспекты языка). М., 1988.

 что ван Дейк не мог оказаться в стороне от осно-
вополагающих исследований в этой перспективной обла-
сти.
Наиболее стимулирующим для ван Дейка оказалось
сотрудничество с американским когнитивным психоло-
гом
 известных работ по
ской памяти. Благодаря взаимному контакту
 разви-
та идея о неразрывной взаимосвязи процессов, происхо-
дящих в человеческой памяти, а также определяющих по-
строение и восприятие речевых
 Их исследова-
ния наряду с разработками
 и др. поло-
жили начало новому
 обра-
ботки
 самое непосредственное отно-
шение  искусственному интеллекту. Совместная статья
ван Дейка и
 опубликованная в 1978 г., была наибо-
лее популярной в этой
 а их книга «Стратегии
восприятия дискурса» (1983 г.), глава из которой публи-
куется в данном сборнике, признана одной из наиболее
фундаментальных. С выходом этой книги, по словам са-
мого ван Дейка, окончился „формалистический" и одно-
временно обозначился междисциплинарный этап его науч-
ной
 который начался исследовани-
ями в области грамматики текста, прагматики дискурса и
продолжился в когнитивной модели обработки
текста.
Следующий этап в исследованиях ван Дейка начала
80-х годов связан с дальнейшим расширением контекста
функционирования языка. Появившиеся в это время но-
вые работы по когнитивной социальной психологии,
 социальному
 позволили ему
рассматривать вопросы обработки языка уже не только
с позиций психологии и искусственного интеллекта, но и
с, учетом таких социальных факторов, как
 уста-
новки говорящего и слушающего, их социальный статус,
этническая принадлежность и т. д. Параллельно с ре-
шением теоретических проблем ван Дейк фокусирует свое
внимание на двух областях, имеющих большую социаль-
ную и политическую
 этнических
предубеждений и языке средств массовой информации.
 См.: „Toward a model of text comprehension and
 Review", 1978, p.
 „Social Cognition" (ed. by Forgas J.). London: Academic
 1981;
„Cognitive processes in stereotyping and
 behavior" (ed. by Hamil-
ton D.). N. Y., 1981.

Его интересуют следующие вопросы: каким образом лю-
ди приобретают социальные знания, как они приходят
к тем или иным мнениям, как формируются их установки
и, наконец, как через язык реализуются идеологически
пристрастные точки зрения. Исследование этих проблем
требует не только изучения новых источников, постанов-
ки специальных
 но и большого граждан-
ского мужества, поскольку далеко не всегда вызывает
брение научной общественности и разного рода органи-
заций. Однако изучению именно этих
взаимоотношению языка, дискурса и
 Дейк
планирует посвятить следующий этап своей деятельно-
Заметим, что наряду с активной научной деятельностью
профессор Т. ван Дейк является основателем и редакто-
ром ряда журналов, таких, как „Text", „Poetics", „Interdis-
ciplinary
 Linguistics and Discourse Studies",
а также членом редколлегий других журналов.
В основе публикуемых в настоящем сборнике работ,
посвященных результатам исследований Т. А. ван Дейка
в 80-х годах, заложена идея относительно когнитивных
механизмов обработки дискурса. В этой связи следует
прежде всего сказать,
 трактовка
 дискурса
значительно менялась на протяжении последних двадцати
лет. Если в
 е годы дискурс понимался как связан-
ная последовательность предложений или речевых актов,
то с позиций современных подходов
 сло-
жное коммуникативное явление, включающее, кроме тек-
ста, еще и экстралингвистические факторы (знания о ми-
ре, мнения, установки, цели адресата), необходимые для
понимания текста. Очевидно, что такое определение ди-
скурса как сложной системы иерархии знаний предпола-
гает и наличие интегрированных моделей обработки ди-
скурса.
Возникает вопрос: из каких элементов состоит когни-
тивная модель обработки дискурса? Т. ван Дейк, как
и многие другие исследователи, выделяет два основных
аспекта в когнитивном анализе процесса обработки
 См: Т. A. van
 j k. Mediating racism. The role of the
 in the re-
production of
 „Language, Power and Ideology"
 Amsterdam, 1988.

 представления знаний и способы его
концептуальной организации. В отличие от „ментальных
моделей"
 „фреймов" Минского,
„сценариев"
 и
 ван Дейк выделяет в ка-
честве основного типа репрезентации знаний „модель си-
туации". Его аргументация, которая хорошо представле-
на в статье „Эпизодические модели в обработке дискур-
са", основывается на подчеркивании фундаментальной
роли моделей в социальном познании. И с этим общим
тезисом трудно не согласиться. Проблема заключается
в том, какова природа этих ситуационных моделей, каким
образом они функционируют и как изменяются.
По мнению ван Дейка, в основе ситуационных моде-
лей лежат не абстрактные знания о стереотипных собы-
тиях и
 в
 моделях, сценариях
и
 личностные знания носителей языка, акку-
мулирующие их предшествовавший индивидуальный
опыт, установки и намерения, чувства и эмоции. Ситуа-
ционная модель строится вокруг схемы модели, состоя-
щей из ограниченного числа категорий, которые исполь-
зуются для интерпретации ситуаций. Эти схемы напол-
няются конкретной информацией в различных коммуни-
кативных актах.
По сути дела, ван Дейк исходит из тезиса, что мы по-
нимаем текст только тогда, когда мы понимаем ситуа-
цию, о которой идет речь. Поэтому „модели ситуаций"
необходимы нам в качестве основы интерпретации текста.
Использование моделей объясняет, почему слушающие
прекрасно понимают имплицитные и неясные фрагменты
текстов
 в этом случае они активизируют соответствую-
щие фрагменты ситуационной модели. Только на основе
моделей мы можем определить истинность или ложность
тех или иных фрагментов текста, установить их корефе-
 и выявить связность на локальном и глобаль-
ном уровнях.
Важным следствием идеи о фундаментальной роли си-
туационных моделей в познании является тезис о том, что
люди действуют не столько в реальном мире и говорят не
столько о нем, сколько о субъективных моделях явлений
и ситуаций действительности. Отсюда следует, что инди-
видуальные и групповые различия в обработке социаль-
ной
 могут быть объяснены на основе разли-
чий ситуационных моделей. Реализуя эту идею примени-
тельно к этническим меньшинствам, Т. А. ван Дейк при-
ходит к чрезвычайно интересным выводам относительно

специфики порождения и восприятия этнического дискур-
са. Две его статьи, опубликованные в этом
 мо-
гут быть полезны не только социолингвистам, но и спе-
циалистам в области национальных отношений.
Другой аспект представления знаний в когнитивной
модели
 так называемых
структур, характеризующих специфические типы текстов.
Например, предполагается, что схематические
структуры организуют тематические макроструктуры
в политических новостях иным образом, чем в мифологи-
ческой литературе. Такая суперструктурная схема ново-
стей включает, как это показано в статье „Структура га-
зетных новостей", заголовок, вводную фразу, перечень
основных событий, комментарии, обстоятельства, кон-
текст, предшествующие события, реакции, оценки и т. д.
Вторая особенность когнитивной модели обработки
дискурса Т. ван Дейка связана с его представлением о про-
цессе организации знаний не как жестко алгоритмической,
а как гибкой стратегической процедуре.
Основной принцип стратегического подхода заключае-
тся в отборе наиболее значимой в данном контексте и для
данных коммуникантов информации. При этом стратеги-
ческий подход ориентирован не на последовательный ана-
лиз отдельных уровней
 синтаксиса к прагма-
тике, от понимания слов к последовательностям предло-
 а на комплексность описания. В частности, се-
мантическая интерпретация не обязательно должна осу-
ществляться только после завершения
 может начаться и ранее на основе неполной
информации о поверхностных синтаксических структурах.
В то же время в рамках синтаксического анализа может
использоваться информация семантического и прагмати-
ческого уровней. Подобным образом для установления
„окончательного" значения некоторых слов могут при-
влекаться знания относительно целых фрагментов текста.
В широком смысле под стратегией понимается некая
общая
 для каждой конкретной ситуации ин-
терпретации. В текущих исследованиях понятие страте-
гии, как это хорошо показано в статье „Макростратегии",
используется на текстуальном и контекстуальном уров-
нях для учета связей внутренней и внешней информации.
Различают также стратегии говорящего и адресата, со-
циокультурные и коммуникативные, риторические, ма-
кро- и микростратегии,
 и грамматические
стратегии и т. д. Функциональная ориентированность,

 охвата и параллельность процессов
обработки обеспечивают высокую эффективность, гиб-
кость и динамизм стратегическому подходу.
Следует заметить, что предложенная Т. ван Дейком
когнитивная модель обработки дискурса оказалась чрез-
вычайно полезной для понимания многих сложных про-
цессов социального познания. Это и отмеченный ранее
анализ формирования и устойчивости этнических пред-
убеждений, и объяснение когнитивных и социально-
культурных ограничений в процессе производства газет-
ных новостей, и выявление специфики организации поли-
тического дискурса. Такая тесная взаимосвязь языка, ког-
нитивной науки и социального познания свидетельствует
не только о больших эвристических возможностях когни-
тивного подхода. Она говорит прежде всего о том, что су-
 результаты в современных исследованиях
языка вряд ли могут быть получены путем изучения чисто
языковых явлений. Только тщательно и детально иссле-
дуя социальный контекст функционирования языка, мы
можем надеяться узнать о нем что-то действительно но-
вое. И в этом плане дальнейшие исследования профессора
Т. А. ван Дейка будут встречены с большим интересом
и пониманием нашей научной общественностью.
Ю. Н. Караулов, В. В. Петров

КОНТЕКСТ И
ФРЕЙМЫ ЗНАНИЙ И ПОНИМАНИЕ РЕЧЕВЫХ
АКТОВ
 ОСНОВАНИЯ ПРАГМАТИКИ
Философское и лингвистическое изучение прагматики
требует анализа ее оснований. Фундамент, на котором
строятся прагматические теории, является, с одной сторо-
ны, концептуальным (что проявляется, например, при об-
щем анализе деятельности и взаимодействия), а с другой
 (это видно из исследований пси-
 социальных особенностей порождения
и восприятия речи в процессе коммуникации).
В качестве одного из главных компонентов общей тео-
рии коммуникативно-языкового взаимодействия высту-
пает когнитивная теория употребления языка. Эта теория
должна не только открывать доступ к процессам и струк-
турам, обеспечивающим продуцирование, понимание, за-
поминание, репродуцирование и другие виды когнитив-
ной обработки предложения и высказывания, но и объяс-
нять, как происходит планирование, производство и пони-
мание речевых актов. Когнитивная теория прагматики
этого типа особенно должна стремиться к прояснению ха-
рактера связей между различными когнитивными (кон-
цептуальными) системами и условиями успешности рече-
вых актов в конкретных ситуациях. Помимо таких когни-
тивных феноменов, как представления желания, предпоч-
тения, нормы и оценки, велика также роль конвенциональ-
ного знания. Его можно считать основным (и к тому же со-
циальным по своему характеру) фактором, определяю-
щим функционирование других
 обеспечивающих
коммуникацию. Эти системы изучают, в частности, в
*
 A. v a  D  j k. Studies in the Pragmatics of Discourse. Ch.9: Con-
text and Cognition: Knowledge Frames and Speech Act Comprehension.
The Hague, etc.:
 Publishers, 1981, p.
12

временных работах по искусственному интеллекту под об-
щим наименованием фреймов. Когнитивная теория праг-
матики в качестве одной из своих задач должна, исполь-
зуя понятие когнитивных фреймов, дать объяснение на-
шей способности совершать и понимать речевые акты,
а также „влиять" на это понимание.
 КОГНИТИВНАЯ ПРИРОДА ПРАГМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ
Сформулированные в классической теории речевых ак-
тов условия успешности имеют, как правило, когнитив-
ную природу. К ним относятся, например, такие условия,
как:
(i) говорящий знает, что р
(Ц) говорящий думает, что р
(Hi) говорящий хочет р
 говорящий считает, что
 и
Участвующие в формулировке этих условий понятия рас-
сматриваются в прагматике как примитивы, не разложи-
мые и не анализируемые ни концептуально (например,
в терминах
 логики), ни эмпирически. Оче-
видно, однако,
 если прагматическая теория претен-
дует на эмпирическую релевантность, тогда все эти кон-
цепты должны быть отнесены к собственно психологиче-
скому уровню и рассмотрены на фоне имеющихся экспе-
риментальных результатов с учетом выводов, получен-
ных в работах по
 интеллекту. Точнее го-
воря, нужно исследовать, какие когнитивные процессы ле-
 в основе наших представлений об „успешности"
вого акта в коммуникативной ситуации. В какой степени
сформулированные условия являются
то есть насколько они „отстоят" от действительного про-
цесса принятия/понимания речевых актов?
Несмотря на то что прагматические условия имеют
когнитивную основу, необходимо помнить, что конечной
 прагматической теории языка является
 между высказываниями (и, следовательно,
грамматикой), с одной стороны, и различными
 (и, следовательно, социальными наука-
 другой. Это может означать, например, что все,
что говорящий на самом деле знает, думает или хочет
в процессе выполнения речевого акта, не является столь
уж важным, если его поведение может быть
13

тировано или социально осмыслено как поведение, выра-
жающее эти различные внутренние состояния.
Однако из этого методологического предостережения
отнюдь не следует, что
 анализ
ских концептов не является релевантным. Напротив, ре-
альная коммуникация бесспорно включает действитель-
ные знания, мнения и желания. Существует даже общее
условие, а именно условие искренности, которое требует
прямой связи между содержанием мысли  содержанием
высказывания. Более того, можно даже сказать, что
ственно социальные условия, вовлеченные в формулиров-
ку прагматических правил, такие, как авторитет, власть,
ролевые отношения и отношения вежливости, являются
когнитивно обусловленными, то есть они релевантны
лишь постольку, поскольку участники коммуникации
знают эти правила, способны использовать
 и могут
связать свои интерпретации того, что происходит в ком-
муникации, с этими «социальными» характеристиками
контекста.
3. ПРАГМАТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ
Прагматическая теория формулирует правила прагма-
тической интерпретации, другими словами, определяет
правила, приписывающие с учетом особенностей структу-
ры прагматического контекста каждому высказыванию
определенную иллокутивную силу или статус определен-
ного речевого акта. В настоящее время эта задача явля-
ется программным требованием, реализация которого
практически еще не началась. Мы знаем кое-что о различ-
ных речевых актах и контекстуальных условиях их
шения, но очень
 их характерных связях с грам-
матическими или другими структурами высказывания.
Эти связи получают наиболее яркое выражение в экспли-
цитном употреблении
 и некоторых ча-
стиц в формах грамматического наклонения и в пропози-
циональном содержании предложений. Поскольку это
и есть практически все, что нам известно, то становится
ясно, что создание достаточно общей теории прагматиче-
ского понимания, которая была бы частью когнитивной
теории обработки информации, является не такой уж лег-
кой задачей. Прагматическое понимание представляет со-
бой последовательность процессов, содержанием кото-
рых является приписывание высказываниям участниками
коммуникации особых конвенциональных
 —
14

иллокутивных сил. Проблема, следовательно, состоит
в том, каким образом слушающий на самом деле узнает,
что, когда говорящий произносит то или иное предложе-
 он тем самым обещает или угрожает. Какая же ин-
формация необходима слушающему для идентификации
речевых актов? Очевидно, что информация может посту-
пать из различных источников и по различным „кана-
лам".
 Свойства грамматической структуры высказывания
(заданные грамматическими правилами);
 характеристики, такие, как темп
речи, ударение, интонация, высота тона и т.
 с одной
стороны, и жесты, мимика, движение тела и
 Наблюдение/восприятие Коммуникативной ситуации
(присутствие и свойства находящихся в поле
объектов, людей и т. д.);
D. Хранящиеся в памяти знания/мнения о говорящем
и его свойствах, а также информация о других особен-
ностях данной коммуникативной ситуации;
 В частности, знания/мнения относительно характера
происходящего взаимодействия и о структуре предше-
ствующих коммуникативных ситуаций;
F. Знания/мнения, полученные из предыдущих речевых
актов, то есть из
 дискурса, как на
микро- (или локальном), так и на макро- (или глобаль-
ном) уровнях;
G. Знания общего характера (прежде всего конвенцио-
нальные) о (взаимо)действии, о правилах, главным
образом прагматических;
Н. Другие разновидности имеющих общий характер зна-
ний о мире (фреймы).
Все эти компоненты необходимы для прагматического
понимания, и этим объясняется тот хорошо известный
факт, что зачастую мы не можем, ограничиваясь только
пониманием общего смысла предложения (высказыва-
ния), определить его коммуникативную направленность.
Так, высказывание
(1) I'll come tomorrow!
 приду
вполне может оказаться и обещанием, и угрозой, и объяв-
лением/утверждением. Иллокутивная сила высказывания

может быть установлена только тогда, когда коммуника-
тивный контекст дает информацию о том, имеет ли гово-
рящий определенные обязательства,
определенные желания, производится ли действие в инте-
ресах слушающего и т. д. Однако вся эта информация дол-
жна быть „извлечена" из сложных процессов понимания
предыдущих речевых актов и высказываний, из наблюде-
ний, из имеющихся или полученных путем логического
вывода предположений и т. д.
Здесь закономерно возникает
 вопрос: как
связаны между собой все эти сложные процессы?
4.
 И
Восприятие высказываний как определенных речевых
актов основывается на сложном процессе, включающем
использование различных видов отмеченной выше инфор-
мации. Однако анализ всех этих наблюдаемых способов
выражения должен быть представлен в терминах знания,
имеющего более общий характер: понимание неизбежно
базируется на более общих концептах, категориях, прави-
лах и стратегиях.
Это общее „знание" не является аморфным, оно орга-
низовано в концептуальные системы. Их можно описать
в терминах
 Фреймы не являются произвольно
выделяемыми „кусками" знания.
 они являют-
ся единицами, организованными „вокруг" некоторого
концепта. Но и в противоположность простому набору
ассоциаций эти единицы содержат основную, типическую
и потенциально возможную
 которая ассо-
 Понятие „фрейм" используется главным образом в работах по
искусственному интеллекту и когнитивной психологии, особенно после
имевшей большой резонанс работы М. Минского
 1975). Это
понятие, варианты которого обсуждались под
 „скрипты",
„сценарии", „схемы", получило даже название
 в работе:
 1972. Предшественником в области исследований по пред-
ставлению знаний, необходимых для решения таких задач, как
ние
 восприятие и решение проблем, был Бартлет
 1932),
который сам использовал термин „схема". Изучающим эту тему будет
также полезна работа Боброва и Коллинза (см.
 о w and
1975). В работе Шенка и
 (см.
 and Abelson, 1977)
можно найти обсуждение сходных понятий, встречающихся в исследова-
ниях по искусственному интеллекту.
 анализ понятия
„фреймы" и рассмотрение его связей с семантическими макроструктура-
ми содержится в работе:  v a n
 1977.
Несколько иное понятие фрейма используется иногда в
(см., например,
 1974).
16

 с тем или иным концептом. Кроме
 не ис-
ключено, что фреймы имеют более или менее конвенцио-
нальную природу и поэтому могут определять и описы-
вать, что в данном обществе является „характерным" или
 Это особенно касается некоторых форм (epi-
sodes) социальной деятельности, таких, как посещение ки-
нотеатра, поездки на поезде, обед в ресторане. Конечно,
мы можем также назвать фреймами и набор
 единиц, которые определяют наше восприятие книг,
мячей и бананов. Однако их роль в нашем понимании ми-
ра иная по сравнению с концептуальными фреймами (как
мы определили их выше). Именно концептуальные фрей-
мы (можно назвать их и „сценариями") определенным
образом организуют наше поведение и позволяют пра-
вильно интерпретировать поведение других людей, что
проявляется, в частности, в таких формах
как расчеты чеками или покупки товаров в магазинах.
Хотя различие между концептами как таковыми и ор-
ганизацией концептуального знания во фреймы является
не вполне
 допускает размытые границы
между
 будем придерживаться более узкой ин-
терпретации понятия фрейма.
В связи с прагматической теорией возникает следую-
щий вопрос: в каком смысле речевые акты можно рассма-
тривать как „фреймы"? Ясно, что речевые акты являются
действиями, они также конвенциональны по своей приро-
де. Интуитивно мы все знаем, как надо обещать что-либо
или поздравлять кого-либо, и это знание, без


Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23




©engime.org 2020
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет